Михаил Заднепровский

Михаил Заднепровский

Даты жизни

09.01.1924 - 09.06.1980

Всего фильмов

5

Карьера

Актёр

Жанры

драматическая история, драма, мелодрама, комедия, киноповесть

Первый фильм

1953

Последний фильм

1965

Михаил Александрович Заднепровский рожился в селе Камьянка (Черкасская обл.), актер. Народный артист украинской ССР (1969). Отец Александра Заднепровского, муж Юлии Ткаченко.
Родом Михаил Александрович был из Каменки, что в Черкасской области. Когда-то здесь гостил Пушкин, собирались декабристы. Тут находилось имение сестры композитора Чайковского, где в свое время побывало много известных людей. Родители артиста – представители сельской интеллигенции. Его отец — специалист с высшим образованием — служил главным бухгалтером на косарских спиртовых заводах. Из Каменки семнадцатилетний Миша Заднепровский в 1941 году ушел добровольцем на фронт. Воевал по 45-й, участвовал в боях за Будапешт и Бухарест. Войну закончил в Праге. А потом еще год «дослуживал», работая в ансамбле песни и пляски Кавказского военного округа. У парня был фантастически красивый голос. Через много лет, когда он уже стал одним из признанных мастеров сцены, после очередных гастролей франковцев в Москве шло обсуждение спектаклей, привезенных киевлянами в столицу. «Это не голос, а орган!» — сказал, имея в виду Заднепровского, знаменитый певец Иван Козловский.
Сразу после демобилизации Михаил приехал в Киев — поступать в театральный институт. Здесь на вступительных экзаменах его впервые увидела будущая жена. Парни, пришедшие после армии, все четыре года демонстративно ходили в сапогах, шинелях и гимнастерках с нашивками за ранения. Одежда как бы подчеркивала их сдержанную, суровую манеру. Таким был их стиль. «Наш первый разговор не сулил особой теплоты в отношениях, — вспоминает Юлия Семеновна. — Миша сидел в кресле с книгой. Я подхожу, пристраиваюсь на подлокотнике и кокетливо спрашиваю: «Что вы читаете?» Он медленно отрывает глаза от страницы и мерит меня строгим взглядом: «Уж что-то читаю...»
В те годы, как и сейчас, поступающие в театральный должны были пройти своеобразный тест на пропорциональность сложения. Девушкам надлежало предстать перед строгой комиссией в купальниках, а юношам — в спортивных трусиках. «Нам, девчонкам, страшно хотелось посмотреть, как выглядят будущие сокурсники, — рассказывает актриса. — И мы по очереди заглядывали в замочную скважину. Среди парней был Заднепровский — высокий, широкоплечий. Но когда я увидела его ноги, не поверила собственным глазам. Вены напоминали виноградные гроздья. Это меня поразило: молодой человек — и вдруг такая напасть. О причине узнала, когда начали с ним встречаться. На фронте Миша был трижды ранен».
В институте Михаил Заднепровский был лидером. Не затерялся он и в ведущем драматическом театре республики, среди таких блистательных мастеров, как Бучма, Ужвий, Шумский, Яковченко и другие, его звезда не стала более тусклой. У Заднепровского-старшего не было какого-то определенного, узкого амплуа. Актер с успехом играл и героев-любовников, и характерные роли, и людей из народа. Он оставался одинаково интересным и во фраке, и в телогрейке. В те годы в репертуаре было немало серых, конъюнктурных, проходных однодневок. Но руководство театра хорошо знало, что талант и обаяние Заднепровского могут «вытянуть», спасти эти, с позволения сказать, произведения драматургии, привлечь на спектакли зрителей.
В пьесе Ивана Рачады «Когда мертвые оживают» он играл маршала Тухачевского. И создал удивительно интересный, цельный и убедительный образ знаменитого военачальника. Однажды Заднепровский получил приглашение на Крещатик — на парад в честь очередной октябрьской годовщины. Чтобы попасть в свой сектор, он должен был пройти мимо трибуны военного руководства. И тут произошло удивительное. Увидев артиста, группа генералов, беседовавших на тротуаре, дружно взяла под козырек. «Здравия желаем, товарищ маршал!» — совершенно спонтанно, не сговариваясь, произнесло несколько голосов, привыкших отдавать приказания...
Об огромной популярности, которой пользовался этот прекрасный мастер, свидетельствует такой эпизод. В столицу Украины приехали несколько венгров. Они разыскивали киевлянина, освобождавшего от фашистов их город Мако. Гости из Венгрии знали только, что его фамилия Заднепровский. И еще у них была выцветшая фронтовая фотография из солдатской книжки. Со столь скромными реквизитами они и обратились в один из киосков «Горсправки». «На какой улице живет этот человек?» – венгры показали сидевшей там девушке старый снимок. «Да это же наш знаменитый артист Михаил Заднепровский!» — воскликнула она. Через несколько минут венгры держали в руках его адрес...
Помимо яркого актерского таланта, Михаил Александрович обладал уникальной способностью привлекать к себе очень непохожих людей. Несколько лет он возглавлял в украинской драме местком. И сотрудники театра шли к нему с самым сокровенным. Во-первых, он умел хранить чужие секреты. Во-вторых, не только слушал и сочувствовал, но и старался помочь. В доме Заднепровского и Ткаченко бывали известные режиссеры, писатели, художники, музыканты. Их сын Александр (или, как его называют, Лесь) стал вспоминать: Корнейчук, Зарудный, Скляренко, Ужвий... По словам Заднепровского-младшего (впрочем, точнее называть его «средним» — младшим теперь стал юный артист театра имени Ивана Франко, внук Михаила Александровича и сын Леся Заднепровского Назар), отец очень любил ездить на родину — в Каменку. Общение с земляками давало богатую пищу воображению и уму. «Сынок, — говорил он Лесю, — на асфальте ничего не вырастет».
За интонацию и тогда не сажали...
Знаменитый актер не был для земляков чужаком, очередным визитером, который промелькнул — и поминай как звали. Они считали его своим, понятным, а главное — заслуживающим полного доверия. Михаил Заднепровский совершенно бесподобно рассказывал украинские анекдоты. Прочтешь такой текст отдельно и думаешь: ну что тут смешного? Возможно ли вообще, чтобы после такой байки (без скабрезностей и мата) слушатели покатывались от хохота? Он этого добивался. Ему достаточно было чуть изменить тон, слегка поднять бровь, и землякам все становилось ясно. Как говорили в те суровые времена, за интонацию не сажают...
А вообще юмор у Заднепровских — поистине способ существования. Для них это не пикантная приправа к еде. Шутка, розыгрыш, каламбур необходимы в этой семье, как сама пища. Вот сценка, которую на всю жизнь запомнил маленький Лесь. Они с отцом идут через скверик, что возле театра. Навстречу понуро тащится (иначе не скажешь) народный артист Михаил Покотило — муж известной франковской актрисы Полины Куманченко. Он явно расстроен и подавлен. «Михайло, що сталося?» — тревожно спрашивает Заднепровский. Оказывается, коллега поругался с женой: «Клята жінка виганяє з дому. Хоч вішайся!» Отец отпускает мою руку и направляется к ближайшему дереву. При этом с его лица не сходит серьезно-сочувственное выражение: «Почекай, друже, я тобі гілляку зігну». Покотило недоуменно моргает. Отец держит паузу. И тут до Михаила Федотовича доходит смысл его слов. Губы растягиваются в улыбке. Он машет рукой: «Ну й скажеш же ти». И начинает смеяться. Всего несколько слов — и жизнь вошла в привычную колею. Трагедия рассосалась...
Почти каждый актер может вспомнить различные забавные случаи, смешные оговорки, юморные накладки. У Заднепровских целая коллекция таких театральных «хохм» — на все вкусы. Об одном из подобных сценических происшествий рассказала Юлия Ткаченко. Ее героиня в пьесе Зарудного «Синие росы» должна была застрелить мужа-бандита из револьвера, который она выхватывала из его же кобуры. Юлия Семеновна, как человек аккуратный и предусмотрительный, а главное хорошо усвоивший простую театральную истину: хочешь, чтобы не было происшествий, проверь все сама, — убедилась, что бутафорское оружие и «боезапас», которым вооружали звукооформителя (выстрел имитировался при помощи пистонов), находились на месте. Увы, после нее к пистонному пугачу, вероятно, прикоснулись чьи-то шкодливые или просто не в меру шаловливые руки. Во всяком случае, когда актриса выхватила револьвер и нажала на спуск, выстрела не последовало. Она сделала вид, что стреляет еще раз. Снова осечка — за сценой полная тишина. И тогда — чего не сделаешь, чтобы выйти из совершенно анекдотического положения, — маленькая, хрупкая женщина бросилась, как пантера, на мужа, которого играл здоровяк Цымбалист — косая сажень в плечах, — и стала его... душить. Партнер понял весь трагикомизм ситуации и не сопротивлялся. Они упали и начали «бороться» не на жизнь, а на смерть. Наконец, негодяй-муж, задушенный нежными женскими руками, испустил дух. В этот момент за сценой раздался грохот, имитирующий револьверный выстрел: находчивый звукооформитель использовал подручные средства...
А вот еще один эпизод из семейной копилки театральных курьезов. Герой одного из послевоенных франковских спектаклей по ходу действия должен был самоотверженно броситься на помощь утопающему. Для этого, по замыслу режиссера, ему следовало несколькими энергичными движениями сбросить спортивные штаны и кинуться с мостика «в воду». Актер очень старался — как-никак он играл премьеру, — вошел, что называется, в раж и не заметил, что вместе со штанами снял и трусы. Из сотен ртов вырвалось изумленное «Ах!». В тот день присутствующие в театре воочию убедились: система Станиславского — великая сила...

ФИЛЬМОГРАФИЯ

1965
Гибель эскадры
Драматическая история, СССР
1963
Люди не все знают
Драма, СССР
1960
Роман и Франческа
Мелодрама, СССР
1959
Веселка
Комедия, СССР
1953
Судьба Марины
Киноповесть, СССР

ОТЗЫВЫ