Гэвин Фрайдей

Дата рождения

08.10.1959

Всего фильмов

1

Карьера

Актёр

Жанры

драма

Первый фильм

2001

Последний фильм

2001

Человек, известный нам как Гэвин Фрайдей, родился под именем Фьонан Хэнви в Дублине. Из чего, естественно, становится ясно, что он - ирландец, а это объясняет очень многое. Во-первых, голосовые связки у ирландцев сделаны из особого сверхмягкого бархата, качество которого при постоянном вымачивании в "Гиннессе" становится только лучше. Во-вторых, постоянное существование в романтической оппозиции к метрополии максимально способствует творчеству. Когда Фьонану было 12 лет, произошли два события, без которых он не стал бы Гэвином Фрайдеем. Он услышал по радио только что вышедший сингл Марка Болана "Slider", - один из первых триумфальных манифестов глэм-рока. Эта песня перевернула мироощущение Фьонана, он решил стать музыкантом и начал разгуливать по своему кварталу в женском платье.
Как раз тогда же с начинающим трансвеститом случилось второе событие: странного паренька приметила парочка друзей - Пол Хьюсон и Дерек Роуэн - и подошла к нему прямо на улице. Так родилась тусовка склонных к артистическому переосмыслению унылой реальности дублинских юнцов, назвавших себя Lypton Village. Они слонялись по городским клоакам, разглядывая полюбившихся персонажей, которым они давали безумные имена типа Jigsawmentallama. Себе они тоже придумали прозвища, и Фьонан Хэнви стал Гэвином Фрайдеем, Дерек Роуэн - Гугги, Дэйв Эванс - Эджем, а Пол Хьюсон - Боно.
Решив на волне панк-революции самовыражаться в музыке, Гэвин и Гугги основали группу Virgin Prunes, а Боно с Эджем - U2. Разумеется, сейчас подавляющее большинство узнает о Гэвине "через U2" - Боно и Фрайдэй остаются лучшими друзьями и по сей день. А тогда обе группы представляли из себя своеобразный дуалистический концепт: U2 исследовали светлые стороны бытия – воспаряли, так сказать, к небу, в то время как Prunes спускались в ад, пропуская сквозь себя мрак и скверну мироздания. Музыка Virgin Prunes - радикальный микс изощрённого психоделического гот-панка и экстремистского арт-перформанса, по ходу которого Гэвин и Гугги валялись на сцене в грязи, изображая свиней, и постоянно имитировали совокупления (оба в женских платьях и прото-Гриндерсах). Virgin Prunes записали только три студийных альбома (If I Die, I Die '82, Heresie '82 и The Moon Looked Down & Laughed' 86), все остальное - сборники синглов, компиляции редкостей и концертные записи.
На последнем из трёх альбомов Гэвин сменил имидж и во многом стиль группы, превратившись в кабаретного дэнди, сентиментального крунера, изредка высовывающего увешанную бигудями голову из болота порока, чтобы спеть. Распустив группу в 1986-м, Гэвин отдался другим страстям - рисованию (выставлялся в галерее) и кабаре (организовал пятничное заведение Blue Jaysus). В своём клубе Гэвин познакомился с пианистом Морисом Ройкрофтом, и это - отправная точка сольной карьеры Гэвина. Морис, которого Гэвин нарёк Сизером (Seezer), стал его музыкальным альтер-эго, на лету схватывающим идеи Фрайдэя и со скоростью гениальной мысли воплощающим их "на костях" фортепианных клавиш.
В 1989-м году Гэвин и Морис, составляющие теперь неразделимое целое, записывают в Нью-Йорке свой первый альбом Each Man Kills the Thing He Loves - полуакустический шедевр постмодернистского кабаре, проникнутый духом трагической отверженности Оскара Уайльда, титаноборческой ярости Жака Бреля и язвительного величия Марлен Дитрих.
Во время записи альбома завязываются отношения Гэвина с кино - он каверует песню, написанную на текст фрагмента "Баллады о Редингской тюрьме" Уайльда, сочинённую постоянным композитором Фассбиндера Пером Рабеном для последнего фильма RWF "Керель" (в фильме её поёт Жанна Моро). Так же одна из песен с Each Man Kills... попадёт на саундтрек триллера "Дурное влияние" с Джеймсом Спейдером.
В 1992-м выходит второй диск Фрайдея-Сизера Adam'n'Eve, в котором прожжённые интеллектуалы от музыки от души наигрались в задорный европоп. И вот настал год 1993-й, когда флирт Гэвина с кинематографом превратился в настоящие "опасные связи". Первым их плодом оказались три песни, которые Гэвин с закадыкой Боно написали для саундтрека к фильму главного ирландского режиссёра нашего времени Джима Шеридана "Во имя отца". В том же году Гэвин подарил роскошную песню "A Thousand Years" Роберту Олтману в саундтрек к его "Короткому монтажу".
В 1995-м Гэвин записывает свой лучший альбом - повсеместно признанный шедевром Shag Tobacco, непреходящая актуальность которого с каждым годом становится только очевиднее. Утяжелив усилиями продюсера Тима Сайменона (Bomb the Bass) смачными пост-трип-хоповыми дэнс-аранжировками собственную концепцию кибер-кабаре будущего, Фрайдей создал поп-колосс на все времена. И, прежде всего, это оказалось возможным благодаря гениальным песням, тут же растащенным на саундтреки. Под "Angel" в ремиксе Нелли Хупера кружились в танце Ди Каприо и Клер Дэйнс в "Ромео+Джульетте" Лурманна, пронзительный гимн "любви под обстрелом" "You, Me & World War Three" украсил саундтрек блокбастера "Миссия: невыполнима", а "Last Song I'll Ever Sing" озвучивает финальные титры биопика Джуллиана Шнайбеля "Баския".
После "Shag Tobacco" Гэвин не записал ни одного "полноценного" альбома, превратившись преимущественно в кинокомпозитора. В 1996-м они с Сизером сочинили для прелестного австралийского фильма Angel Baby 15 минут музыки и две фантастические песни, которые спела чудесная норвежка Аннели Дрекер (приезжала год назад в Москву вместе с А-На). В том же году они вместе с Сайменоном продюсируют для саундтрека третьего "Бэтмена" кавер-версию легендарного хита Игги Попа "The Passenger" в исполнении бедного покойного милашки Майкла Хатченса. И всё в том же году Гэвин спел песню "Look What You've Done (To My Skin)", сочинённую композитором Ником Бика и писателем-режиссёром Филипом Ридли для их фильма "Тёмный полдень" (недавно вышел у нас на видео). Реальный big deal подвалил в августе 1997-го, когда папаша Шеридан позвал Гэвина и Мориса озвучить своего "Боксёра". Результат превзошёл самые смелые ожидания: 45 минут стопроцентно ирландского трагического техно-симфонизма от Фрайдея не имеют себе равных и занимают самое близкое место к саундтречному богу в саундтречном раю. После такого успеха им любое море по колено - только в одном 2000-м Гэвин сочиняет музыку к радиопьесам писателя-соотечественника-друга Патрика Маккейба (автора "Мальчика-мясника") "Emerald Germs" и начитывает под оркестр текст "Пети и волка" (!). Под конец того же millenium year настал дочкин черед - Кирстен Шеридан сблатовала
Гэвина у родителя.

ФИЛЬМОГРАФИЯ

2001
Дискосвиньи Disco Pigs
Драма, Ирландия

ОТЗЫВЫ