Камиль Ярматов

Камиль Ярматов

Дата рождения

Всего фильмов

3

Карьера

Режиссёр, сценарист

Жанры

приключения, драма, военный

Первый фильм

1939

Последний фильм

1976

Камиль Ярматов, кинорежиссер. Народный артист. Один из основоположников кино в Средней Азии, поставил двадцать один фильм, многие из них вошли в золотой фонд узбекского киноискусства: «Друзья встречаются вновь», «Алишер Навои», «Буря над Азией» и другие. Судьба Камила Ярматова, этого могучего и красивого человека, поистине завидна! Работа администратором, консультантом, актёром в первых фильмах «Узбекгоскино», ученье в киноинституте, основоположник узбекского кино, первый таджикский кинорежиссёр. Жизнелюбивый, темпераментный, общительный человек с поразительной работоспособностью.
Впервые юношей он увидел спектакль кокандского театра в городе Канибадаме и был совершенно потрясен. Но двадцатилетний Камиль хотел быть только профессиональным военным. Готовясь учится в Военной Академии Камиль стал студентом рабфака в Москве. Однажды он идёт в кинотеатр «Арс» и смотрит фильм «У разрушенного очага».
Ярматова картина просто - напросто ошеломила и потрясла. Он смотрел эту картину несколько дней подряд. Приходил утром в кассу, покупал билеты сразу на все сеансы, в перерыве между утренними и вечерними сеансами где-нибудь ел и снова возвращался в кинотеатр.
Вот что пишет К. Ярматов в своей книге «Возвращение»: «Фильм «У разрушенного очага» свершила переворот в моей душе, в моих устремлениях, оказавшись тем камушком, который кристаллизировал дремавшие во мне или бродившие в тумане подсознания: склонности, мечты, желания. В одночасье! Сразу! Вдруг! Бесповоротно! Хочу в кино! А когда человек, молодой, горячий, переполненный энергией, чего-нибудь страстно хочет, боги доброжелательно идут ему навстречу». И, действительно, через три дня режиссёр
В. Р. Гардин приглашает Камиля сниматься в эпизодической роли. Затем предлагает ему учится вечером в киношколе Чайковского, где Камиль знакомится со Л. В. Кулешовым. Но доучится ни в киношколе, ни на рабфаке ему не удалось. Он возвращается в Канибадам и работает некоторое время начальником районной милиции. Но кино не оставляет его и Камиль снова собирается в Москву, по дороге в Москву приезжает в Ташкент, где встречает своего друга Н. Ганиева (впоследствии кинорежиссёр), который уговаривает его остаться работать на кинофабрике «Звезда Востока». К Ярматова зачислили в штат и он стал администратором. Режиссёр Гертель предлагает Камилю роль в фильме «Шакалы Раваты», где Ярматов успешно снимается. Сразу после этой картины К. Гертель и А. Дорн приступили к съёмкам фильма «Из-под сводов мечети» и Ярматова назначили на главную роль.
В 1928 году Ярматов едет учиться в Государственный техникум кинематографии в Москве, но на каникулы возвращался на свою работу в кинофабрике. В 1929 году во время летних каникул он работает в картине «Последний бек» и позднее «Гарм», где опять выступил один в двух лицах – ассистентом режиссёра и исполнителем главной роли.
Год Ярматов учится на актёрском отделении, но у него появилась мечта самому делать фильмы и он переводится на режиссёрское отделение, к этому времени ГТК был преобразован в ГИК – Государственный институт кинематографии. После окончания института Ярматова направили на родину, в Таджикистан, где он снимает два агитпропфильма «Далеко на границе» и «Почётное право». Первый полнометражный немой фильм, который снял Ярматов был «Эмигрант» производства кинофабрики «Таджиккино». Следующей картиной был художественный фильм «Друзья встречаются вновь», который был тепло принят критикой и зрителями.
Немного позднее Ярматова переводят в Ташкентскую киностудию, во время войны 1941-1945 годах он снимает фильмы киноконцерты. И, наконец, в 1946 году художественный руководитель приступает к съёмкам долгожданного фильма «Алишер Навои». Оператор М. Краснянский, художник В. Еремян. Вся съёмочная группа с огромным вдохновением работала над картиной. Мне бы хотелось привести некоторые издержки из книги К. Ярматова «Возвращение» о работе над фильмом. «С утра сняли средние планы – стычки конников, крупные – драки. Наконец, важнейший эпизод: финал битвы. Ядыгар поняв, ччто его войско терпит поражение, бежит с поля боя на своём скакуне. Хусейн Байкара бросается за ним в погоню. Вот он сбивает Ядыгара на землю тупым концом копья. Решающая словесная дуэль: «Вы с юности хотели моей смерти Ядыгар. Мы оба старики, но убью вас я». – «Вы победили потому, Хусейн, что у меня нет Алишера – Алишер – мысль, Алишер – сабля, вы только тень мысли, тень сабли». Хуссейн задет этими словами. Здесь зерно будущего разрыва его с Алишером. «Вставайте, Ядыгар, - бросает Байкара, - соберите ваше трусливое войско и не попадайте мне больше на глаза». Эта сцена никак не удавалась, разговор получался вялым, невыразительным, статичным. Наконец я понял, что суть в месте действия. Нельзя снимать на равнине, на монотонном фоне серой земли. И я перенёс сцену в горную реку. Сцена сразу сделалась напряжённой, динамичной. Бурящая река словно бы подчеркивала бурю в душах героев» …
«Чем дольше шли съёмки, тем лучше я понимал, какой хороший сценарий дали мне в руки драматурги. Но нет-нет, а натыкались мы и здесь на некоторые проблемы в пластическом решении эпизодов. Например, эпизод пира во дворце Байкары, которого спаивает Маджеддин, чтобы добиться казни Мирзо Мумина, был выписан подробно. Но дальше-дальше просто указывалось, что визирь уводит принца в башню смерти, где ему отрубят голову. Как показать её – выразительно, но лаконично, в стиле фильма. Решение нашли общими усилиями – режиссёр, оператор, художник.
… Сцена пира закрывается флагом, которым размахивает китайский фокусник. Флаг исчез - на экране спина палача. Он делает несколько шагов в глубину, поворачивается. И перед нами тупое лицо, длинный кожаный фартук. Так стоит палач, застыв … Фонарь тускло освещает стены мраморной башни. Принц Мумин появляется в кадре и поднимается по лестнице на помост. Случайно толкает копьё, прислонённое к стене. Копьё задевает фонарь. Мумин пятится, Маджеддин наступает на него. Мечущиеся свет и тени от качающегося фонаря придают сцене зловещий смысл …
Поистине огромна заслуга в создании картины В. Еремяна. В нём, внешне спокойном, всегда бурлил вулкан творчества. Своим точным видением материала Еремян оказывал бесценную помощь и мне, и Краснянскому, и актёрам. От изобразительного решения фильма зависела и сила его эмоционального звучания. Поэтому каждую сцену, каждый кадр мы придумывали тщательным образом. Долго мучились над графическим рисунком сцены встречи Алишера и Хусейна после долгих лет. Когда началась работа с актёрами, всех что-то смущало. Место действия - тронный зал. Перед встречей шли пышные, намеренно перегруженные деталями обстановки, кадры пира. И, наконец, нас осенило – необходим резкий контраст! Между планами и в кадре. Весь зал задрапировали чёрным сукном. Белели лишь стены. Ведь Султан объявил траур по случаю смерти своего внука принца Мумина, казнённого по его же приказу. Хусейн тоже был облачён в чёрные одеяния, а Алишер, напротив, в снежно-белые. Весь эпизод приобрёл сразу иной, многослойный смысл».
Выписав эти издержки, мне бы хотелось, чтобы читатель почувствовал ту творческую атмосферу, хотя бы чуть-чуть приоткрыл занавес, чтобы увидеть какая кипучая жизнь идёт за объективом камеры и как создаются шедевры искусства. Потому что фильм «Алишер Навои» - большая победа узбекского киноискусства. Это не только высокохудожественный, но и историко-познавательный фильм. Это был успех! Фильм получил очень большую прессу, он демонстрировался во многих странах мира и пользовался заслуженным успехом. Эта картина принесла Ярматову наивысшую творческую радость. Она стала событием в биографии художника. И вот ещё несколько слов из книги Ярматова: «Есть такое понятие: главная книга. Главное произведение – недостижимо, оно всегда реет впереди. Ибо художник не смог бы жить, если б у него отняли надежду, что создать лучшее творение ему ещё предстоит. Просматривая время от времени «Алишера Навои» в последние годы, я вижу в нём и недостатки, и промахи, и несовершенство отдельных сюжетных линий. И всё –таки, и всё-таки… Каждый творец в состоянии трезво взглянуть на то, что он уже сделал и отдал людям. Своим коронным фильмом я с уверенностью считаю «Алишера Навои». В последующих картинах мне ни разу пока не удавалось подняться с ним вровень».
Мне бы хотелось немного остановиться ещё на одной картине режиссёра «Авиценна». Это цветной фильм о великом целителе, философе, учёном Абу-Али Ибн Сине. Я привожу некоторые издержки из книги: «Меня необычайно заинтерисовала историческая фигура Авиценны. В ходе работы над сценарием и фильмом я ночи напролёт читал исследования, посвящённые Абу-Али Ибн Сине, познакомился с его трудами. Меня покорили одержимость Авиценны, любовь к людям, бескорыстное служение науке. Об этом должна была быть картина. Я видел слабости сценария, понимал: коль скоро в нём нет эффектных актёрских сцен, нет глубоких образов – значит, надо избрать два основных рычага: первый – монтаж, второе – изобразительное решение, использующее цвет. Вместе с оператором Г. Гарибяном и В. Еремяном мы нашли для фильма акварельно-мягкий цветовой ключ. Впрочем, иные сцены должны были быть броскими и яркими, например, эпизоды «Восточный базар» и «Пожар» - каждый в своей гамме красок. В тёмном, сгущённом колорите мы сделали Хорезмийские эпизоды, а отдельные сцены в них сняли под черно-белое изображение. Фильм «Авиценна» превратился в триумф В. Еремяна. Никогда ещё не поднимался мой дорогой друг до такого Эвереста мастерства». Фильм вышел на экраны в 1957 году и получил широкое признание зрителей. Между картинами «Алишер Навои» и «Авиценна» Ярматов снял две ленты это «Пахта-ой» - современную сказку, в увлекательной приключенческой форме рассказывающая детям о хлопке и «Когда цветут розы» - лирическая новелла. Картина «Пахта-ой» понравилась не только юному, но и взрослому зрителю. Авторам фильма удалось сделать её поэтичной, сюжетной и интересной по фантазии. Сценарий фильма «Когда цветут розы» понравился Ярматову, его подкупил образ старого бурового мастера Кадыра, выращивающего возле своего домика-вагончика в Каракумах розы. Он поливает эти розы из своего скудного дневного пайка воды. На практику к Кадыру приезжает юная студентка Дилбар, такая же нежная, как розы, и Кадыр по-отцовски нежно учит её профессии и жизни… Режиссёр увидел в роли Кадыра великолепного артиста А. Джалилова, в фильме также снимались Б. Закиров, С. Азаматова и другие. Фильм был принят по-разному, часть прессы его одобрила, часть – ругала. Но зрители очень тепло приняли фильм. Надо сказать, что известный режиссёр И. Пырьев причислил картину к лучшим произведениям 1959 года. Картина «Буря над Азией» с успехом шла на экранах, получила широкую прессу, она вошла в число наиболее удавшихся, лучших ста фильмов, снятых в эти годы. Этой ленте выпала честь открыть первый ташкентский фестиваль стран Азии и Африки. Она была удостоена Государственной премии им. Хамзы. В картине главную роль играл потрясающий актёр – Шукур Бурханов.
Далее режиссёр снимает трилогию «Всадники революции», «Гибель чёрного консула», «Далёкие близкие годы», «Одна среди людей» - о поэтессе Нодирабегим. Фильм Ярматова «Поэма двух сердец» в 1968 году принесла ему высшую награду кинофестиваля в Аномпене «Золотую Ансару».
В 1976 году в Ургенч приехал режиссёр М. Антониони. Ярматов сказал Антониони что «счастлив свести на старости лет личное знакомство с выдающимся режиссёром современности». На что Антониони ответил: «Я счастлив, что познакомился с таким мудрым художником, как вы, синьор Камиль». К. Ярматов – был действительно мудрый, выдающийся кинорежиссёр, о чём свидетельствуют снятые им киноленты, которые ещё много лет будут приносить радость общения с этим талантливым человеком и новое поколение познакомится с его творчеством.

ФИЛЬМОГРАФИЯ

1976
Далекие близкие годы
Приключения, СССР
Сценарист, Режиссёр
1947
Алишер Навои
Драма, СССР
Режиссёр
1939
Друзья встречаются вновь
Военный, СССР
Режиссёр

ОТЗЫВЫ