06.05.2004 12:01
Юрий Кузьменков – не отказывал ни одной женщине
Юрий Кузьменков – не отказывал ни одной женщине

    Его персонажи – типичные герои-шестидесятники, честные труженики, патриоты, романтики; на работе самоотверженные, в любви застенчивые и искренние, а в жизни… В жизни актер Юрий Кузьменков главным богатством считает любовь и несмотря на постоянство в браке, готов приклонить колени перед каждой женщиной.

    Рожать не согласен

    - Согласились бы вы жить в мире, где нет женщин – ученые предсказывают, что через несколько тысячелетий на планете останутся однополые люди?

    - Тот ученый, который мог это предсказать, вероятно, не был счастлив в любви, потому что только любовь к противоположному полу заставляет нас совершать какие-то поступки, становиться лучше, совершенствоваться, а иначе человечество остановится в развитии. Сейчас и так уже пошли всякие перегибы с сексуальной ориентацией. Когда речь идет об искусстве геев – я это могу понять и даже принять, но если начинаются разговоры о любви двух мужчин или двух женщин – я первый противник таких отношений, это же противоречит природе.

    - А родиться женщиной не хотели бы, хотя бы ради познания чего-то нового?

    - Я настолько был счастлив мужчиной, что меня это вполне устраивает. Другое дело, таинство рождения ребенка: Толстой говорил, что хотел бы родить, испытать это чувство, - старик глубже пошел, дай Бог ему исполнить свою мечту. Я догадываюсь, я представляю, что это такое, но попробовать сам не хотел бы. Представляете, настоящего мужика заставить женщиной родиться – нет, не надо мне такого познания. Я все-таки думаю, что ваш ученый ошибся: не допустят мужики такого будущего, чтоб без женщин, да и женщины без нас не захотят жить.

    - Почему бы тогда на сцене не сменить ориентацию, вы же сами сказали, что искусство геев приемлете?

    - Только, как наблюдатель… Хотя… Сейчас я играю в комедийном спектакле «Мужчины по выходным». Там трое немолодых интеллигентных мужчин, дабы заработать денег организовывают фирму сексуальных услуг для дам. У них за плечами опыт, долгая интересная жизнь, но с возрастом жизнь диктует свои ограничения: этого нельзя, то неудобно – постепенно, запихивая себя в рамки приличия, ты сам отрезаешь от жизни самое интересное. Эти трое, желая продлить молодость, вступают в такую эротическую игру. А мой герой еще и женат на молоденькой, поэтому он выслушивает от товарищей всяческие издевки, мол, тебя на всех не хватит. И вот, возвращаясь к вашему вопросу о геях – однажды на фирму позвонил клиент-мужчина…

    Дай трояк!

    - Любопытная ситуация, а в реальной жизни женщины не предлагали вам деньги за близкие отношения?

    - А что, я похож на Альфонса?

    - Может быть поклонницы, они иногда бывают непредсказуемы?

    - О поклонниках могу рассказать очень смешную историю. Обычно после спектакля я шел пешком от своего театра имени Моссовета до ресторана ВТО, что на улице Горького, там садился в метро и ехал домой. И вот я иду после «Большой перемены», кудрей много, меня узнают, провожают взглядом – приятно! Я уже завершал свой путь, когда увидел, что с противоположной стороны улицы Горького, от ресторана ко мне бежит полупьяный, полусумасшедший человек с воплями: «Товарищи, остановитесь, это же великий артист, - он петляет между машин прямо по проезжей части, подбегает ко мне, бросается на шею, продолжая меня восхвалять. Вокруг собирается народ, я краснею, а этот тип вдруг выдает: «Дай трояк». И я понимаю, что если сейчас я – великий артист, не дам ему денег, то навсегда стану для народа презренным жмотом, позор! Я достаю из кармана последнюю трешку и отдаю. Мужик кидает: «Спасибо», - и тем же путем убегает назад в ресторан добирать. Так что меня узнавали.

    - Большая перемена – это ваша звездная роль, вас сразу утвердили, или были другие претенденты?

    - Нет, на эту роль меня утвердили сразу, потому что режиссер Коренев снял меня до этого в фильме «Вас вызывает Таймыр», а так как там я сыграл хорошо – так считают многие, то и в «Большой перемене» для меня была готовая роль. Я очень печалился: «А почему какой-то Ванечка несчастный, которого никто не любит, почему ты не дашь мне роль учителя?» – «Какой же ты учитель, посмотри в зеркало?». И только после выхода фильма я понял, какой же на самом деле «кайф» в том, что мой герой отверженный, его ведь все будут жалеть, а значит, любить, особенно женщины. У нас ведь так принято на Руси.

    - Съемки – процесс творческий, не хотелось вопреки сценарию взять да и добиться ответного чувства – если не от героини фильма, то хотя бы от актрисы, ее исполняющей?

    - Если я отвечу, что не хотелось, я буду лгуном, да еще нетактичным по отношению к красивой женщине, если скажу, что хотелось – обидятся остальные. Опять же на месте Наташи Гвоздиковой могла быть другая актриса. Коренев предлагал эту роль Гундаревой, но та ему, вроде бы ответила: «А вы видели мою задницу?», - не знаю, так ли это было – мне рассказывал сам Коренев, но у Натальи нет причин обижаться на свои формы. Это я вам, как мужчина говорю, думаю, другие со мной согласятся.

    - С конкуренцией в профессии часто сталкивались?

    - Конечно, есть человек десять, актеров, с которыми я все-время пересекался в ролях, приходилось и дорожку кому-то переходить, и уступать – это нормально, главное вовремя удержаться, чтобы не совершить подлость, и я часто ловлю себя на мысли: «А сам-то ты, Юра, разве не делал подлостей?»

    - И каков ответ?

    - Если я сейчас скажу: «Ни, Боже мой, я весь такой хороший, чистый, белый, что сейчас крылышки вырастут и я начну ими хлопать…». Нет, наверное, и небезгрешен, другое дело до какой грани дойти в этой самой подлости. Мне предложили выигрышную роль в спектакле, но для этого надо было «подсидеть» моего педагога, Анатолия Баранцева. Я не пошел на это, хотя Анатолий Иванович скорее всего даже на меня и не обиделся бы. Но я подумал, что эта роль вряд ли в одночасье вознесет меня на вершину звездности, а вот дорогому мне человеку я сделаю больно. Да, меня учили, что в этой профессии может выжить только тот, кто научится распихивать других. Я видел таких людей, но оттого, что он играет три роли за время, пока я работаю над одной, или что он ездит на Мерседесе, а я на Жигулях – он не счастливее меня. Может я просто мягкий человек?

    Утка встала поперек горла

    - Вероятно, характер закладывается в детстве, вы откуда родом?

    - Я из Москвы…

    - Не может быть! Почему-то большинство артистов родом издалека.

    - С периферии… сейчас даже модно говорить: вот я из глубинки, я там начинал и сюда пробился… Периферийные люди они очень хваткие, в отличие от нас, москвичей. Они любым путем стараются занять хорошее место, локтями распихивают, чтобы выжить, усидеться, урвать… У нас все идет своим чередом, рядом папа с мамой, иногда, вроде бы и постесняешься переходить дорожку приезжему, уступишь ему в чем-то, понимаешь, ему сложнее, он один в чужом городе. Другое дело, что я уступлю раз, или два, а потом дам отпор, если уж ты совсем по-хамски себя ведешь, я не придерживаюсь теории «Дадут по щеке, подставь другую», - это чушь, так и будешь ходить с разбитой мордой, давайте по библии: «Око за око», - это правильно, справедливо.

    - Похоже, в нежные годы вы были хулиганом, лупили всех подряд, а родители плакали горючими слезами и думали, что же из мальчика выйдет?

    - Хулиганом я был – это точно, а вот родителей побаивался, точнее, только папу, мама у меня тихий, голубоглазенький человек, она и сейчас жива. Мама была счастлива, глядя на меня, души во мне не чаяла, ведь я – единственное, любимое и неповторимое, семимесячное дите. А вот отец меня наказывал. Однажды произошел такой случай – я о нем еще никому не рассказывал, вам первым. Мы с родителями жили в милицейском городке, сейчас это район Щукино, а в те годы была деревня – протекала малюсенькая речка, стояли бараки, жители разводили кур, свиней. А так как мои родители были простыми работягами и с утра до вечера занимались добыванием пищи, то я, как и мои друзья был предоставлен сам себе. В один прекрасный вечер мы с ребятами украли утку и решили ее пожарить на костре. А хозяин утки это увидел, выхватил ремень и бросился за нами. Нас было трое, один хроменький инвалид, но когда я – здоровый хулиган, очень шустро удирал, спасаясь от ремня, я увидел, что передо мной еще быстрее бежит хромой парнишка. Нам все-таки удалось оторваться от погони, отдышавшись я сказал друзьям: «Я бежал последним, чтобы вас защитить». На самом деле, если бы я мог бежать еще быстрее, я был бы впереди, но уже тогда сообразил свою неловкость оправдать благородством. Потом нам за эту утку влетело, а мне, как зачинщику больше всего. И по сей день, когда я где-нибудь в ресторане заказываю птицу, какого-нибудь «цыпленка табака», я вспоминаю, как в тот вечер отцовский ремень ходил по моей спине.

    - А девчонки в вашей дворовой компании были?

    - Нам тогда было лет по восемь, девчонки появились позже. Когда нас в шестом классе объединили с девочками, до этого обучение было раздельным, мы, конечно же, сразу стали пытаться привлечь их внимание. У меня были очень курчавые волосы. И вот в один прекрасный момент я стал чаще причесываться и приносить домой трояки. Это сразу заметил отец и сказал: «Юрочка, давай-ка посмотрим, может твои волосы вырастут лучше, если их укоротить». И моя мама-парикмахер срезала мои кудри, гордость мою. Когда на следующий день я пришел в класс лысый, предмет моего обожания и ранее едва проявлявшая ко мне внимание, совсем перестала смотреть в мою сторону. Я понял, что отныне добиться успеха смогу только благодаря блестящим знаниям. Как-то очень быстро я всю свою юную энергию направил на овладение точными науками и стал отличником. А когда я выправился в учебе, то и кудри снова отрасли. Правда тут уже к восьмому классу началась совсем другая любовь: со страданиями и переживаниями, со вздохами и стихами…

    - С проводами до дома и песнями под гитару в вечернем дворе?

    - Нет, любовь моя была безответной, потому что я влюбился в учительницу тех самых точных наук, которые я так старательно осваивал. И мои знания оценивались куда выше робких стихов, подсунутых в классный журнал.

    Брак – не повод для скуки.

    - Тогда-то вы и решили стать артистом – неразделенная любовь частая причина таких решений?

    - Я с седьмого класса читал «Демона», со мной занимался актер театра Моссовета, правда потом он оказался шумовиком, но это не важно, он ведь видел, как играют настоящие артисты. Поэтому к окончанию школы я хотел идти поступать не в театральный институт, а сразу в театр. Иного мнения был мой папа он решил, что артист – это не профессия, и что я должен окончить строительный институт. Ослушаться я не мог, но сумел не пройти по баллам. Тогда отец попросту отдал меня в ПТУ, учиться на слесаря-инструментальщика. Но мои мечты на этом не закончились – уже работая на заводе, я играл в самодеятельном театре, причем мне доставались все главные роли, кроме меня никто не хотел учить большие тексты. После очередного спектакля в заводской многотиражной газете вышла замечательная статья обо мне, она начиналась словами: «Если бы мы не знали Юру Кузьменкова, как хорошего производственника и замечательного человек, мы бы подумали, что он до этой роли лет семь отсидел». Я скупил экземпляров сто этой газеты, раздал всем друзьям и родственникам, мол, смотрите, какой талант вы гробите. И с этой же газетой все-таки направился поступать в театр. Конечно, моя наглость и самоуверенность произвели неизгладимое впечатление на директора, но ни на столько, чтобы принять меня сразу артистом. По счастью, театр Моссовета в тот год набирал учеников в студию – такая добрая традиция готовить для себя кадры, и я довольно легко был в нее принят.

    - Вот уж самое время романы крутить – молодой, курчавый, без пяти минут артист?

    - Да, но я сам на себя удивлялся, я как сумасшедший стал «грызть гранит науки», меня так увлекло обучение, что я первые два года ни о чем другом и думать не мог. И однажды одна замечательная актриса, мой педагог сказала: «У вас, Кузьменков, лапотный реализм». Я покраснел, обиделся… и только спустя время я понял, какой же комплимент она мне сделала! Это же значит, что у меня врожденный талант, что в моей игре нет притворства. И когда я увидел, что в овладении профессией я лидер, что мне легко удаются этюды, над которыми другие мучаются, вот тогда я расслабился, тогда появилось все, что душе угодно: и веселое время провождение, и однокурсницы, и любовь – все сполна.

    - Вы, наверное, рано женились?

    - На втором курсе – поступил в 61-м году, а в 63-м мы всем курсом гуляли мою свадьбу, прямо в театре. Все были уверены, что наша семья временная. Мы и правда первые семь лет вели весьма активный образ жизни за пределами брака: и я и моя супруга – оба молодые, съемки, творческие поездки, длительные разлуки, такие семейные отношения не тяготили ни меня, ни ее. Но к тридцати годам мы решили поставить точку – либо расставаться, либо строить нормальную семью. Тогда у нас с Галиной и появился сын – Степан Юрьевич, сейчас он дипломат, вместе с женой и двумя дочками живет в Америке, работает. Так вот, когда родился ребенок, тем более, мужского рода, я себе сказал: «При всей твоей многогранной любвеобильности ты в ответе на этой земле за свое дите, и как бы твои глазки не горели на сторону, ты не имеешь права оставить семью». Друзья говорили: «Ты – ханжа, мы ведь разводимся, дети растут и не пропадают без нас». Это ваше дело и ваши дети, вы можете разводиться сколько угодно, и жениться на молоденьких, только что из этого выйдет? Если кость сломать, то по новой она может и не срастись. Я ни в коем случае не против, но примеров достаточно: Евстигнеев нашел молоденькую под конец жизни, Ромашин, Еременко… Чем все это закончилось?

    - И все-таки увлеченности были, не обманывайте.

    - Знаете, как я могу в интервью заявить: ах, ничего не было, я весь такой целостный и непоколебимый. Кто меня знает – скажет: врет. Я просто не могу сказать, что за эти, почти сорок лет ничего не было: любовь есть и всегда будет, она многогранна, и порой мой зарок весел на волоске: сами понимаете, съемки, гастроли, а там у-у!..

    - А потом появляется женщина и предъявляет якобы вашего ребенка – случалось?

    - Да, однажды была такая история: «Ты помнишь, это было там-то?» Первая мысль: «Этого не может быть», а следом мысль вторая: «А вдруг, может, вдруг я не помню», - ведь бывают такие гулянки, что сознание сдвигается, что наутро вообще ничего не помнишь – где был, с кем… Но, если вы, женщины, умнейшие создания природы, то и мы, мужики, не лыком шиты и параллельно с диалогом словесным всегда идет разговор мысленный. Когда она говорит: «Милый, это твой бэбик», - она параллельно думает: «Интересно, он поверит?». И если бы она мысленно не усомнилась, я бы поверил, а так я почувствовал фальшь. В такой ситуации во внутреннем диалоге обычно проигрывает именно тот, кто врет.

    Секс-символ под колесами броневика

    - Да, актер всегда видит игру другого, а случалось, что вы не могли справиться с актерской задачей?

    - Однажды я сорвал съемки из-за собственного смеха – в массовке фашистов играли солдаты-срочники, а так как в Москве служили в основном узбеки, то «истинные арийцы» были все сплошь и рядом узкоглазые. Произнести гневное обвинение в эти глазки-щелочки оказалось непросто. А однажды я чуть не погиб на съемках фильма «Огненное детство». На нас наступал «белый» вражеский бронепоезд, я прощался со своей маленькой дочкой, отдавал ее товарищу со словами: «Сохрани!» и уезжал на дрезине. Кто-то из техников сработал халатно и поезд пустили чуть раньше. Я говорю свою реплику, стоя к поезду спиной, вдруг «летит» один мой товарищ и буквально выталкивает меня с рельсов на обочину… а девочка остается… Поезд идет, до малышки метров десять осталось, я успеваю прыгнуть и выхватить ее с рельсов – буквально в тот же миг прокатился тяжелый броневик. Когда я совершал свой бросок, я краем глаза заметил, что операторы, осветители удирали, побросав технику – и никто из них не подумал о девочке. Эта махонькая так ничего и не поняла, она даже испугаться не успела.

    - Девочку играла Аня Назарьева – отечественный кинематограф должен вас благодарить за то, что вы спасли будущий секс-символ, рекордсменку по обнаженным съемкам! Скажите, а с любовью вам в кино везло?

    - У меня было много фильмов романтического настроя, но моим героям чаще доставались страдания – ведь в кино было время души, а не тела. В фильме «Доверие» даже довелось играть любовный треугольник с Санаевой и Прохоровой. Я очень любил героиню Санаевой, а та, которую играла Прохорова пыталась меня соблазнить. Я стоял на смерть. В жизни, конечно, я бы не оказывал такого железного сопротивления.

    - В жизни вы всегда отвечаете согласием на женский призыв?

    - Скажу больше: любить надо всегда и много, потому, что без любви никогда ничего не делается, и любить надо не науку, работу или искусство, а реальный объект. Тогда для этого объекта ты уже стремишься что-то совершить и в науке, и в искусстве. Поэтому если тебе достается любить по сценарию, ты обязательно должен полюбить партнершу… а иначе и на экране любви не получится. А так как я многолюб, то мне нравятся все женщины.

    - Это смелое заявление, вероятно у женщин даже не было необходимости вас добиваться?

    - Ну почему же? Добивались по-разному – и на рюмку чая приглашали, и говорили, что я гений, талант, и подпаивали, чтоб я расслабился.

    - А вы ей: «Нет, я другой принадлежу и на поклонниц не гляжу»…

    - Во-первых, никогда не надо отказывать женщинам – жизнь такая короткая. Не оказать женщине знак внимания – это обидеть ее. Другое дело, я должен дать ей понять, что жену никогда не брошу, что наши отношения могут строиться только до определенного предела. Хочешь ко мне на спектакль – пожалуйста, хочешь, чтоб я тебя проводил – нет проблем…

    - Так вы ей тем самым даете надежду.

    - Нет, я просто не обижаю ее. А женщина рано или поздно все равно поймет, что я не перейду границы, что она не добьется, чего хочет, и что ей следует оставить меня в покое.

    - Но бывают же настырные – признаются в любви до гроба, грозятся из окна выброситься – как быть с ними?

    - Начнем с того, что мужчине как и женщине всегда приятно, когда ему объясняются в любви, когда хвалят, гладят по голове. А угрозы? Я отвечаю с улыбкой: «Вешайся, поджигайся, топись, но я думаю, что ты это сделаешь зря», - действует, по крайней мере, ни одна еще не рассталась с жизнью из-за меня.

    Реинкарнируем вместе

    - Ваша жена вас ревнует, или уже привыкла?

    - Мы с ней почти одногодки, но она до сих пор ревнует, другое дело, что все больше я начинаю ценить семейный уют, и все чаще думать, как все-таки быстро время пролетело. Я вам правду скажу, дети мои, не слукавлю: вот случись, что с моей супругой, я едва ли смогу пережить. Любовь это, или нет…или мудрость…

    - Такая серьезная привязанность?

    - Это время настолько соединило нас, что наше эго вплелось одно в другое и разорвать его невозможно - будет рваться по живому. Супруги, которые очень долго живут друг с другом, очень боятся друг друга потерять не оттого, что они слабые или любовь очень сильная, а оттого, что любовь уже перешла в другое, более ценное качество. Любовь для каждого возраста выражается по-разному – в юности это стихи, прогулки под луной, потом интимная близость, а с годами она занимает все сферы твоей жизни. Почему в молодости она непрочна? Потому, что цель конкретна, добиваешься ее – интерес пропадает, счастье-то в процессе, а не в результате. Оттого и разводы часты.

    - Что же делать?

    - Умные, одаренные люди стараются этот процесс замедлять или ищут новые цели, наполняют отношения яркими праздниками и традициями – это общие ценности, их так просто не выкинешь. Почему раньше было меньше разводов? Потому, что венчались в церкви – действо куда более запоминающееся, чем регистрация в ЗАГСе – таинство!

    - Вы верите в тайны, в мистику?

    - Ну а вы разве не верите? И по утрам не загадываете: если первым придет мой автобус, значит, день будет удачным? А потом не прибываете в счастливой уверенности, что действительно, счастье привалило, даже если на самом деле ничего особенного не случилось. Человек так устроен, что он верит в сказки.

    - А в то, что душа живет на земле не один раз?

    - Ой, как бы хотелось в это верить. Не думаю, что я все бы повторил без изменений, но хотелось бы снова испытать любовь во всех ее многогранных проявлениях.   

Катерина РОМАНЕНКОВА, Татьяна АЛЕКСЕЕВА



Оценить интервью: 0.00
Для того чтобы писать комментарии, необходимо зарегистрироваться
Найти:
выберите из выпадающего списка


Все интервью со звездами
Новости из жизни звезд

19 июля 2012

Фильм об Аврааме Линкольне выйдет в ноябре

Фильм об Аврааме Линкольне выйдет в ноябре

Представители киностудии DreamWorks огласили дату премьеры новой биографической ленты «Авраам Линкольн». Фильм, посвященный 16-му президенту Соединенных Штатов, стартует в мировом прокате 16 ноября текущего года.

Подробнее...

19 июля 2012

Арнольд Шварценеггер нашел новую пассию

Актер Арнольд Шварценнегер больше не скрывает своих отношений с молодой девушкой, чье имя не известно. В ее компании актер появился в ресторане Bagatelle в Западном Голливуде, где для пары был заказан романтический ужин.

Подробнее...

19 июля 2012

Чарли Шин отдал армии миллион долларов

Чарли Шин отдал армии миллион долларов

Актер Чарли Шин удивил общественность решением пожертвовать Армии Соединенных Штатов миллион долларов. Кроме того, Шин обещает перечислять на счет армии один процент от все свои заработков за работу в шоу «Управление гневом».

Подробнее...

18 июля 2012

Джексон снимет дополнение к «Хоббиту»

Джексон снимет дополнение к «Хоббиту»

Режиссер Питер Джексон обрадовал всех фанатов произведений Толкиена, заявив на пресс-конференции в рамках выставки Comic-Con о том, что намерен дополнить «Хоббита» новыми материалами.

Подробнее...

17 июля 2012

Скарлетт Йоханссон – самая высокооплачиваемая актриса

Скарлетт Йоханссон – самая высокооплачиваемая актриса

Скарлетт Йоханссон имеет все шансы попасть в Книгу рекордов Гиннеса как актриса, получившая самый большой гонорар в истории. Подобное денежное вознаграждение в размере 20 миллионов долларов ждет звезду Голливуда за работу над продолжением фильма «Мстители».

Подробнее...

Все новости из жизни Звезд