04.03.2004 15:54
Наталья Егорова: ничто человеческое мне не чуждо
Наталья Егорова: ничто человеческое мне не чуждо

    Первой кино-работой студентки школы-студии МХАТ Наташи Егоровой стал фильм «Старший сын». Теперь это уже давно перевернутая страница ее биографии. Сыграны километры судеб простых русских женщин, и героических, и несчастных, примеряны платья и современной хваткой дамы, и великой царицы Екатерины. Но, тем не менее, именно картина «Старший сын» навсегда останется визитной карточкой актрисы.

    Екатерина со стажем.

    - Ставший уже легендой, фильм «Тайны дворцовых переворотов», в котором вы сыграли Екатерину I, когда-нибудь дойдет до зрителя?

    - Я очень на это надеюсь. Пока были показаны только две серии, да и то на кинофестивалях, но я уже успела получить приз за лучшую женскую роль на Выборгском кинофестивале. Это по-настоящему серьезное кино, невероятно интересный сценарий… Я еще играла Екатерину в фильме «Царевич Алексей», но там история мужчин, а моя героиня проходит фоном. В «Тайнах…» рассказ о том, как женщины правили Россией. Точнее, как на самом деле правили их любовники. Екатерина известна, как очень умная женщина, хоть и почти безграмотная, но ум ее был чисто женский – практичный. Она была невероятно сексапильна, не даром же мужики ее буквально «передавали с рук на руки». Очень тонкий и правдивый сюжет, и абсолютно современный. Конечно, время изменило женщину, и я не знаю, стала бы я вот так, слепо идти на поводу у мужчины. Хотя, с другой стороны, если мне прямо сказать: «Сделай вот так!», я могу и послать подальше – не терплю нажима, а лаской и нежностью от меня можно многого добиться. Умный и тонкий мужчина сможет управлять любой женщиной, даже если она управляет государством.

    - Как вы чувствовали себя в костюме другой эпохи?

    - Мне ужасно нравится играть костюмные роли, надеваешь царский наряд, и сразу осанка меняется, даже мысли в голове другие появляются, ты ощущаешь себя тем, кем никогда в жизни не будешь. Это очень похоже на тот восторг, который я испытывала в детстве, переодеваясь в мамино платье. Вообще, костюмные роли удаются не всем, вспомните, как Смоктуновский носил батистовую рубашку, как будто в ней родился, а иным это не дано. В прошлом году я получила три премии: за «Тайны…», за «Русский бунт» и за «Барак» – наверное, мне удаются и современницы и исторические персонажи. На самом деле, играя Екатерину, я не изображала из себя царицу, просто мне были понятны все ее проблемы, они у нас, у женщин всегда одни и те же, не зависимо от эпох и положения в обществе.

    - Есть роли, которые вам не нравятся?

    - Слава Богу, у меня всегда было право выбора. Во МХАТе, где я работаю уже 16 лет, я очень не люблю играть на малой сцене – зритель слишком близко. Я человек закрытый, свои эмоции прячу глубоко, поэтому, когда я играю на большой сцене, я как бы одна, а здесь вокруг полно народа, и мне не до откровений. Наверное, это комплекс – мне сложно сближаться с людьми. Я приходила к Ефремову и просто говорила ему, почему мне не стоит играть на малой сцене, он шел мне навстречу. Каждую свою роль я сначала оплакиваю, потому что не было еще такого, чтобы моя героиня мне понравилась сразу. Когда я еще училась на втором курсе, мне дали играть роль госпожи Бовари. Я плакала: «Ну, какая же из меня Эмма, мне специально подсунули эту роль, чтобы выгнать за профнепригодность». С ролью я справилась, но с тех пор за каждую роль берусь со слезами. Потом, в процессе репетиций привыкаю, потом заражаюсь, ну а перед премьерой: попробуй мне кто-нибудь сказать плохое слово о моей героине – я это восприму на свой личный счет.

    - Олега Николаевича вспоминают, как большого ценителя красивых женщин. Вы – обаятельная женщина, не испытывали на себе его повышенное внимание?

    - Когда я пришла в театр, мне долго не давали ролей. Как-то после очередного собрания, где Олег Николаевич распределял роли, а я оказалась опять не у дел, ко мне подходит один актер и спрашивает: «Почему Ефремов к тебе так относится, ты что, ему не дала?». Я так опешила, пожала плечами и ответила: «А он и не просил». Многих женщин Олег Николаевич любил, как истинный художник на расстоянии, и я не могу припомнить, чтобы хоть раз он повел себя нетактично. Я вообще стараюсь не заводить романов в своем театре, а то, после расставания начинаются выяснения отношений на сцене. Я помню, один наш бывший актер, непутевый сын своего Великого отца, разводился с женой и устроил склоку прямо во время исторического спектакля, используя реплики собственной роли. (Н.Е. не хотела называть ни спектакль, ни имена, но это были Михаил Ефремов и Евгения Добровольская в спектакле «Борис Годунов»).

    Кошмарные сны актрисы

    - В связи со сменой руководства, не было желания уйти из театра?

    - Сейчас такой поступок выглядел бы подлостью. От добра - добра не ищут, я знаю, что нигде не лучше, что в любом театре те же проблемы: и репертуарные и человеческие. Но только здесь мой дом и я давно знаю, в каком темном углу можно «наступить на грабли».

    - Актеры часто называют театр своим домом, но мы крайне редко слышим от шофера, что машина – его дом родной, или от бухгалтера, что его отчеты – любимая семья. Что это за существо такое – актер, если место работы для него становится домом?

    - Я над этим много думала и считаю, что мне бесконечно повезло в выборе профессии. Простой служащий отдает работе восемь часов в сутки, потом запирает кабинет и до следующего утра уходит в личную жизнь. Артист круглые сутки в своем творчестве, мне даже сны снятся специфические: кусочки ролей, продолжение сюжетов, новые костюмы. А самый ужасный сон - я выхожу на сцену и напрочь забываю роль. Спросите у других артистов, уверена, каждый хоть раз просыпался от такого кошмара. Все-таки актерская профессия требует особого склада сознания – все время проживать чужие жизни и не потерять себя, такое дано не каждому.

    - В любой семье, а уж в такой огромной, как театр тем более, случаются ссоры, измены, интриги…

    - Я хоть и произвожу впечатление коммуникабельной, на самом деле очень замкнутая. Видимо, поэтому все интриги проходят где-то в стороне. Так получилось, что у меня в театре совсем нет друзей, я мало с кем общаюсь – прихожу, отыграю спектакль и ухожу. Такой у меня характер, я не могу сама с кем то познакомиться, мне надо, чтоб меня представили. Долгое время для меня связующим звеном с театром была Елена Майорова – ее бесконечно любили все: и великовозрастные и совсем молодые. Я считаю, что именно она ввела меня в театр. Я боюсь сейчас сказать, что Лена была моей подругой: вы же знаете, когда человек умирает, все сразу становятся его друзьями, но для себя я понимаю, что мы были очень близки, у нас было похожее восприятие жизни, несмотря на то, что я ее постарше.

    - Вы не замечали предвестников трагедии?

    - Лена была успешна, ее любил Ефремов, Называл ее «своей музой», давал много играть, она удачно снималась, ездила за границу, да и дома у нее все было хорошо. Объективно, ничто не предвещало такой трагедии, а что уж там было у Лены в душе… Хотя… Как-то мы с Леной поехали к одному знакомому журналисту по поводу интервью. Там отдыхала странная компания. Мы тоже немного выпили. Пока я вычитывала интервью, Лена все время танцевала с молодым парнем – невзрачный такой, ниже ее ростом, но Лена смотрела на него с обожанием… Через три месяца я увидела их вместе на кинофестивале: все та же странная компания, постоянно то ли пьяные, то ли «под кайфом» - оказалось они привезли на фестиваль новый фильм, который стал Лениной последней работой. Лена выглядела уставшей, потерянной, а через два месяца ее не стало.

    Спасибо собачкам и сибирским морозам.

    - Об актерской профессии грезили с пеленок?

    - Ну, куда там. Я жила в такой глуши, что о подобном будущем даже мечтать было глупо. Мой отец был военным, поэтому все раннее детство я с родителями «путешествовала» по Средней Азии, пока меня не привезли в Сибирь… помирать.

    - !?

    - У меня обнаружили туберкулез, который не могли вылечить ни в Сухуми, ни в Евпатории. Древняя старушка посоветовала маме отвезти меня в суровый климат, чтобы попробовать «выморозить» болезнь. Меня кормили собачьим салом - на всю жизнь запомнила этот вкус. Наверное, поэтому я с такой благодарностью и чувством вины отношусь к собакам… В маленьком Сибирском городке под Иркутском я закончила школу и совершенно не знала чем дальше заняться. И вдруг, загорая на берегу Ангары, я подумала: «А почему бы мне не стать актрисой?» Я выучила монолог Катерины из «Грозы», «Открытое письмо» Симонова и какую-то басню, одним словом, все то, что совершенно не годится для поступления, поехала в Иркутское театральное училище и сразу поступила. Отучившись год, я все бросила и уехала в Москву. Вот такая вполне типичная история.

    - Москва неласкова к своим гостям, приходилось ли проклинать столичную жизнь?

    - Я была настолько увлечена учебой, что остальное для меня не существовало. А на третьем курсе меня посетила первая любовь - я вышла замуж за однокурсника. Николай (Н.Попков – актер Современника) был старше, и поначалу наши отношения были чисто дружескими, мы повсюду ходили втроем: я, Коля и Стас Жданько, царство ему небесное. Николай был невероятно красив, типичный герой Хемингуэя, высокий, весь в бороде. Девушки за ним увивались роем! А он почему-то выбрал меня – замкнутую сибирскую девчонку, которая с парнями-то никогда не гуляла – мама меня воспитывала в строгости и не позволяла мне заниматься «всякими глупостями». Я даже первый раз с мальчиком поцеловалась только на выпускном вечере, да и то, не потому, что он мне нравился, а потому, что от подружек не хотела отставать. Так что замуж я вышла девушкой. Я помню, когда мы поженились, мы бежали по улице, держась за руки: нищие, счастливые! Вдруг остановилась красивая машина, вышла пара – они жутко ругались, оскорбляли друг друга. Мы тогда поклялись: «Что бы ни произошло между нами, никогда не опускаться до оскорблений». И действительно, когда мы решили расстаться, то сделали это вполне интеллигентно: не надевали друг другу кастрюли на голову, наволочки не рвали, мебель пополам не пилили…

    - Студенческий брак оказался непрочным?

    - Для актерской семьи мы прожили долго, 16 лет. Родился сын Сашка, которого тут же пришлось отправить к родителям мужа, потому что мы оба очень много работали. Может быть, именно поэтому мы так долго и прожили вместе, что редко сталкивались в быту. Мы тогда из нашего курса создали новый драматический театр, были в нем ведущими актерами, я много снималась, постоянно ездила на встречи со зрителями, моталась по всей стране. Так что наша семейная жизнь происходила на расстоянии. Мы и развелись не потому, что кто-то из нас плохой, просто мы через столько лет поняли, что половинками единого целого не являемся. В нашей семье я была главой и даже в свадебное путешествие пригласила мужа я, а не наоборот: подарила мужу месяц в летнем Киеве. Несмотря на боевой характер, я, как и любая женщина, хотела прижаться к надежному плечу. Мой муж опорой для меня не был. Впрочем, и в отношениях с другими мужчинами я всегда была лидером…

    «Ты хорошо начал, солдат!»

    - Первая ваша роль в кино Нина в «Старшем сыне» запомнилась зрителям надолго. Как эта работа повлияла на вашу судьбу?

    - Я тогда училась на четвертом курсе, а до окончания учебы нам запрещали сниматься. Но мне повезло: свои дипломные спектакли я отыграла в первом семестре и была совершенно свободна. Вообще мой старт в кино можно выразить одной фразой из Булгаковского «Бега»: «Ты хорошо начал, солдат…». Я одновременно снялась в трех картинах: «Повторная свадьба», «Старший сын» и еще в какой-то ленте студии Довженко. И конечно мне очень повезло с партнерами: это и Андрей Миронов в «Повторной свадьбе, и Евгений Павлович Леонов, Коля Караченцов, Миша Боярский в «Старшем сыне». У нас сложились дивные отношения, Евгений Павлович был удивительно доброжелательным и человечным и не выпускал из-под «родительской опеки своих детей» не только в кадре. Он понимал, что начинающие актеры – вечно голодные и все время подкармливал нас булочками.

    - Вы дебютировали в компании таких очаровательных мужчин, наверняка не обошлось без ухаживаний?

    - Я только-только вышла замуж и была бесконечно влюблена в своего мужа. С Андреем Мироновым мы лишь пару раз поужинали вместе, он был обаятельнейшим мужчиной, умел покорять женщин, но… он снимался одновременно в нескольких картинах и параллельно крутить сразу столько романов был не в силах даже он. На съемках «Старшего сына» и я, и Коля, и Миша были пылко влюблены, но… не друг в друга. Ребята пребывали в состоянии ухаживания за своими будущими супругами и бессовестно использовали мой женский вкус, чтобы выбирать подарки своим девушкам. Так что этот фильм можно вполне внести в аналоги кино, как единственный, на съемках которого не кипели Шекспировские страсти.

    - Такой удачный дебют наверняка пробудил толпу поклонников?

    - Если честно, я до сих пор стесняюсь поклонения, я зажимаюсь, веду себя глупо. Конечно, мне нравится, когда мой талант оценивают, ведь вся деятельность актера направлена именно на то, чтобы нравиться публике, но я предпочитаю, когда мне кто-нибудь из друзей говорит: «Смотри, Наташ, твои поклонники!». А когда кто-то выражает признательность в глаза, я испытываю неудобство, знаю, надо что-то отвечать, помимо банального «спасибо», а вместо этого несу какую-то чушь. Помню как-то в ответ на комплимент: «Вы такая хорошенькая!», - я не нашла ничего лучшего, как ляпнуть: «Вот посидите перед зеркалом два часа…». Хоть на самом деле я почти не крашусь. Мне нравится, когда после спектакля мне дарят цветы, когда смотрят вслед, или дежурят у театра… Вы знаете эту красивую легенду? Поклонницы Сергея Лемешева караулили своего кумира под его окнами. Он жил на улице Горького, а напротив его дома находился магазин «Сыры», возле которого и собирались девушки. Лемешев называл их «мои сырихи». С тех пор в театральном мире поклонниц называют «сырихами». У меня тоже была такая «сыриха», ходила ко мне лет семь, провожала в театр, встречала после спектакля. Она была старше меня и очень здорово мне помогала. Когда мы сына забирали к себе, эта женщина частенько с ним сидела, если мы уезжали, она к нашему возвращению готовила ужин, что-то делала по дому. Она была как член нашей семьи. С одной стороны, я ей очень благодарна, а с другой… Так близко впускать в свою жизнь постороннего человека – это очень утомительно и ответственно. Наш разрыв начался с банальности. Я тогда играла в Новом драматическом театре очень сложный спектакль «Пойти и не вернуться». Я так выкладывалась, что после спектакля даже дышать не было сил. Сижу в гримерке, измочаленная, а она смотрит на меня с жалостью и вот нахваливает! Причем, чтобы подчеркнуть мой талант, она ругает моих партнеров. Может быть, человеку ущербному это бы понравилось, но я самодостаточная, я знаю себе цену. А потом, неужели я настолько плохая актриса, чтобы играть с плохими партнерами? Лишь когда на сцене клубок талантов, ты в полной мере понимаешь свою профессию. Пока она меня хвалила, во мне вместо благодарности росло раздражение, я даже подумала в сердцах: «Так бы и дала бы тебе сейчас!». Так мы и расстались, но, слава Богу, без выяснения отношений.

    - Сейчас о таких отношениях стали бы распускать сплетни, как о нетрадиционной любви.

    - Ха, мне такое даже в голову не пришло. Может быть эта женщина и имела ввиду что-то подобное… Да, не может быть… Я конечно не святая, у меня были всякие похождения, но чтоб… нет, я веду здоровый образ жизни.

    Чужих не уводила

    - В таком случае поклонники-мужчины имели хороший стимул посостязаться в умении красиво ухаживать? Цветы, духи, признания…

    - И не только. Были и поклонники, были и романы. Особенно, когда я рассталась с мужем. Про меня ходят слухи, что я такая разбитная! Да, я живой человек, и ничто человеческое мне не чуждо, порой доходило до того, что я, оказавшись в компании, если мне приглянулся мужчина, просто его «снимала» и увозила с собой - я всегда нравилась мужчинам, и увлечь любого из них для меня не было большим трудом, стоило только поманить пальцем. Но если честно, я никогда не умела романиться, наверное, я комплексовала. Потому что мои возлюбленные были в основном семейными мужчинами, да к тому же очень известными.

    - Только известные мужчины могли претендовать на ваше внимание, поклонники из публики шансов не имели?

    - Я была еще совсем молоденькая, снималась в Белоруссии. На съемочную площадку все-время приходил мальчик-школьник, он был моим страстным поклонником. А я с высоты своего возраста относилась к нему высокомерно: «Какую оценку сегодня получил? Ах, тройку? Тогда иди домой, не хочу с тобой разговаривать». Романов с мужчинами из публики у меня не было, но это не принципиально – они вполне могли быть.

    - Мир не без «добрых» людей-сплетников, не возникали «разборки» с законными владелицами ваших любовников?

    - Однажды ко мне позвонила жена одного актера и стала оскорблять, требовать, чтобы я немедленно оставила ее мужа. Звонки продолжались несколько месяцев… пока этот актер не развелся с женой и не женился на другой женщине. Самое смешное в этой ситуации, что с этим актером у меня никогда не было романа… А на мои слабые попытки объяснить это разъяренной жене, та не реагировала. На самом деле, чувство ревности мне не понятно. Я уверена, что ревность возникает, если ты считаешь соперницу лучше и достойнее себя. Я в себе уверена, потому никогда и не ревновала и всегда любила повторять: «Плох тот мужчина, который нравится только мне!».

    - Каждая женщина стремится к семейному уюту и в мужчине видит не приходящего любовника, а потенциального мужа…

    - У меня ни разу не возникло желание увести мужчину из семьи, я понимала, что на чужом несчастье счастья не построишь. Наши встречи были тайными, без романтических путешествий и безумств… Постепенно такие короткие романы меня стали устраивать, я не строила никаких долгосрочных планов, относясь к любовнику, как к временному. Может быть, я слишком самостоятельная и независимая, но в таких отношениях меня подкупало прежде всего отсутствие ответственности: встретились – расстались, и никаких взаимных претензий. Правда и ярких воспоминаний тоже не остается, только имена – да простят меня мои мужчины… Но, как говорится, «и на старуху находит проруха», однажды сорвалась и я. Я была в очередной раз влюблена, возможно, чуть сильнее, чем обычно, но как обычно, в женатого мужчину. В какой то момент мы не поняли друг друга – поссорились из-за мелочи. Я пришла домой, встала перед зеркалом, взяла ножницы и стала клочьями кромсать волосы… Все закончилось тем, что меня пришлось обрить налысо. Подруга сбегала за водкой, и мы «утопили мои поруганные чувства в алкоголе».

    - Виновник не раскаялся, что порвал с вами?

    - Он потом пришел ко мне, сказал, что я поступила глупо, пытался вернуть отношения, но было поздно, чувства ушли. В тот момент, даже если бы он решился уйти из семьи, я бы с ним не осталась.

    - Какие черты в мужчинах для вас наиболее привлекательны?

    - Мне нравятся несуществующие мужчины… Чтобы он был и поэтичным и самостоятельным одновременно, и практичным и романтиком – такие взаимоисключающие черты. Но для упрощения выбора у меня всегда припасены «розовые очки», поэтому мне вполне достаточно, если мужчина умен, талантлив и приятен внешне. Если я люблю мужчину, разве можно сказать за что? Просто люблю… А если за что-то – это уже не любовь. Но это сентиментальное отступление. Вот у меня – сын вырос, работа стабильна, самое время пожить в свое удовольствие, вспомнить о любви. Ан, нет! Мама болеет, пришлось забрать ее к себе, а тут и сын поссорился с девушкой и вернулся домой. Я снова семейная женщина в домашних заботах и хлопотах!

    - Сын уже взрослый? Чем он занимается?

    - Ему 24 года, учится на социолога-психолога в МИИТе (Московский институт инженеров транспорта). Актерскую профессию проигнорировал принципиально. Когда он был маленьким, был очень хорошеньким. Меня часто просили отдать его в кино. Но я видела, как трудно детишкам в киноэкспедициях, ими там никто не занимается, они делают, что хотят, начинают пить, курить. Я категорически не хотела отпускать Сашку одного, а сама с ним ездить не могла, потому что все время работала. Он снялся со мной в «Белой вороне» и в «Белых одеждах», но на него это не произвело никакого впечатления. Я считаю, что в актерство надо идти по призванию, а не потому, что мама актриса.

    Не состоявшийся служебный роман

    - Приходилось не раз слышать, что маститые режиссеры, используя свое положение, навязывают актрисам близкие отношения, угрожая в случае отказа «перекрыть кислород».

    - Вы можете не верить, но у меня не было романов с режиссерами, и никто мне кислород не перекрывал. Может, у меня характер такой. Еще в школьные годы меня называли Тигрицей и не потому, что по гороскопу я тигр, просто я очень похожа на дикую кошку: улыбаюсь, ласкаюсь, вся такая белая и пушистая… Но если что не по-моему, я тут же «выпускаю когти». Попробовал бы мне кто-то «перекрыть кислород», он бы нарвался на такое! По-моему, никому из режиссеров просто в голову не приходило на меня давить. Я помню, снималась в одной картине и знала наверняка, что режиссер был сильно мной увлечен. Он бесконечно нежно ко мне относился, но никакого романа у нас не было. Если бы он мне нравился, я бы себя даже не осудила за близкие отношения. А так: работа – это работа, постель – это совсем другое. Все зависит от женщины, если она дает повод, то этим грех не воспользоваться.

    - Ходят слухи, что во время съемок коллектив буквально разрывает бурлящими страстями и немыслимыми романами. Это правда?

    - Большинство этих слухов распространяется самими артистами. Не скрою, я нравлюсь мужчинам, и звездные романы порой вспыхивают, но я об этом объявлений в газеты не подаю, наоборот, отношения стараюсь завуалировать. Я никого не хочу удивлять своей личной жизнью, потому что это наша тайна: моя и моего любовника. Кому-то, видимо, подобная «реклама» нужна для того, чтобы выйти замуж, или для положения в «тусовке». Если ты никчемная актриса, то хоть таким образом заявить о себе? Сейчас стало модно писать книжки-откровения. Я даже стесняюсь их читать. Я живу в этом мире, почти всех персонажей знаю, мне стыдно им в глаза смотреть. Не потому, что я такая хорошая, просто это неприлично. Булгаков, когда сочинял «Театральный роман», ни одной фамилии не назвал. Другие классики если и писали какие-то откровения, то с пометкой «опубликовать после моей смерти», чтобы те, о ком говорится, успели из жизни уйти. А нынешние авторы стараются «грязное белье наизнанку вывернуть». Мне это неприятно, и я предпочитаю этих книг не читать.

    - Сейчас стало появляться очень много молодых красивых актрис. Трудно судить об их таланте, но создается впечатление, что все блага сами собой сыплются на их смазливые головки. Не обидно, что вам то приходилось «пахать»?

    - Я рада за успех молодых, рада, что у них появляется возможность сверкнуть, но для того, чтобы не превратиться в бабочку-однодневку нужно очень много работать. Как у Льюиса Керола – чтобы остаться на том же месте, надо все-время бежать вперед, представляете, как надо бежать, чтобы продвинуться вперед? Я видела, как работает Дина Корзун, она пашет как негр: нужно язык выучить – выучила, надо похудеть – пожалуйста. Да она просто Железный Феликс! Что касается меня – мне не обидно, я знаю цену себе и своим трудам. Я не обделена вниманием мужчин, не лишена способностей, удачлива, вполне нарядная, если зеркало не обманывает, да и человек я неплохой. Вот только не обладаю одной очень важной чертой, от чего и страдаю. Смоктуновский мне всегда говорил: «Каждый артист должен быть себе администратором!». Это мне не дано. Я понимаю, что недостаточно успешно сниматься, делать хорошие работы в театре, нужно еще «светиться в прессе», появляться на мероприятиях. Не умею.

    - Вы верите в актерские приметы?

    - Ну а как же. Могу дать по губам, если кто-то грызет семечки на сцене. А уж если уроню сценарий, то обязательно на него сажусь, даже если он в лужу упал, а вокруг стоит толпа прохожих. Люди уже знают, что артисты – народ придурочный и поэтому на подобные действия никак не реагируют.

    - К мистике тоже относитесь трепетно?

    - Я побаиваюсь к этому относиться серьезно и стараюсь не задумываться о каких-то мистических совпадениях. Многие актеры отказываются от трагических ролей, но у меня, кажется и нет таких работ, где бы меня не убивали, или я не погибала бы. Если бы я к этому вопросу относилась серьезно, то давно бы умерла. Как говориться «не буди Лихо, пока оно тихо». Я просто честно играю свою роль, но печальный конец своей героини через себя не пропускаю: это не я, это она умерла – поэтому ко мне такой финал и не прилипает.

    - Вы верующий человек?

    - Сложно сказать. У нас на курсе учился парень, который потом ушел в церковь. Я видела всю его беспорядочную жизнь, он ни чуть не чище меня. Разве могу я прийти к нему исповедоваться, рассказать о своих грехах? Пожалуй, я доверилась бы только очень старому, мудрому человеку. Я очень скрытный человек, и мне трудно перед кем-то открыться. Я верую, но верую без посредников.

Екатерина РОМАНЕНКОВА, Татьяна АЛЕКСЕЕВА



Оценить интервью: 0.00
Для того чтобы писать комментарии, необходимо зарегистрироваться
Найти:
выберите из выпадающего списка


Все интервью со звездами
Новости из жизни звезд

19 июля 2012

Фильм об Аврааме Линкольне выйдет в ноябре

Фильм об Аврааме Линкольне выйдет в ноябре

Представители киностудии DreamWorks огласили дату премьеры новой биографической ленты «Авраам Линкольн». Фильм, посвященный 16-му президенту Соединенных Штатов, стартует в мировом прокате 16 ноября текущего года.

Подробнее...

19 июля 2012

Арнольд Шварценеггер нашел новую пассию

Актер Арнольд Шварценнегер больше не скрывает своих отношений с молодой девушкой, чье имя не известно. В ее компании актер появился в ресторане Bagatelle в Западном Голливуде, где для пары был заказан романтический ужин.

Подробнее...

19 июля 2012

Чарли Шин отдал армии миллион долларов

Чарли Шин отдал армии миллион долларов

Актер Чарли Шин удивил общественность решением пожертвовать Армии Соединенных Штатов миллион долларов. Кроме того, Шин обещает перечислять на счет армии один процент от все свои заработков за работу в шоу «Управление гневом».

Подробнее...

18 июля 2012

Джексон снимет дополнение к «Хоббиту»

Джексон снимет дополнение к «Хоббиту»

Режиссер Питер Джексон обрадовал всех фанатов произведений Толкиена, заявив на пресс-конференции в рамках выставки Comic-Con о том, что намерен дополнить «Хоббита» новыми материалами.

Подробнее...

17 июля 2012

Скарлетт Йоханссон – самая высокооплачиваемая актриса

Скарлетт Йоханссон – самая высокооплачиваемая актриса

Скарлетт Йоханссон имеет все шансы попасть в Книгу рекордов Гиннеса как актриса, получившая самый большой гонорар в истории. Подобное денежное вознаграждение в размере 20 миллионов долларов ждет звезду Голливуда за работу над продолжением фильма «Мстители».

Подробнее...

Все новости из жизни Звезд