12.02.2004 14:36
Борис Щербаков
Борис Щербаков

    Фильмы с его участием заведомо обречены на успех, по нему сохнут женщины всей страны. И не удивительно, высокий, голубоглазый блондин, как правило, появляется на экране в амплуа героя-любовника. Выглядит он в этом амплуа вполне убедительно, и не только в кино.

    - Вы, наверное, в юности и не мечтали, что большинство женских взглядов будет смотреть на вас восторженно?

    - У меня были совсем другие мечты. Я родился в Ленинграде в рабочей семье. С деньгами было туго, поэтому даже в детстве я думал о том, что будущая профессия должна меня хорошо обеспечивать. Мы жили в гавани, большое окно нашей комнаты в коммуналке выходило прямо на финский залив. Под этим окном стояла моя кровать. Когда в доме все засыпали, я пристраивался на подоконнике и часами смотрел на порт, разглядывал корабли и мечтал стать капитаном, чтобы путешествовать по экзотическим странам. Большинство Ленинградских мальчишек в то время грезило морем, к тому же международные рейсы очень хорошо оплачивались. В Ленинграде было много морских училищ, поэтому, скорее всего в одно из них я бы поступил.

    - Что же изменило ваши мечты?

    - Мне было лет 12 - 13, когда к нам в школу пришли киношники с «Ленфильма» и отобрали меня в числе других ребят для съемок в фильме «Мандат». Как ни странно меня утвердили на главную роль. Наверное, такого белобрысого и конопатого разгильдяя, каким был я, больше во всем Питере не нашлось. После этих съемок я забыл о море, потому что моим сердцем завладела новая страсть – актерская профессия.

    - Вы были хулиганистым в детстве?

    - В моей характеристике было написано: «Мальчик очень живой». Я не могу сказать, что был заводилой, но поучаствовать в каких-нибудь аферах, возможности не упускал, например, залезть во время урока в школьную радиорубку и врубить на полную громкость забойную музыку.

    - А потом родителей вызывали в школу?

    - Как то раз, учительница так и не дождалась моих родителей и пришла к нам домой сама. О чем уж она там говорила с отцом, я мог только догадываться, но когда она ушла, отец позвал меня и жестко сказал: «Борис, ты мне больше не сын». Я ему так же сурово ответил: «Хорошо, Василий Захарович». Отец удивился и даже, кажется, обиделся, обычно я его называл «папа». Выдержал он два дня, подошел ко мне и сказал: «Ладно, ты мне снова сын, зови, уж, меня папа». Вообще, родители у меня были мягкие люди. Мама работала на «почтовом ящике» намотчицей трансформаторов, а отец был шофером, таксистом. Однажды он сбил пешехода, не на смерть, конечно, да и пешеход сам был виноват в происшествии – выбежал из-за троллейбуса, но закон того времени этот факт в учет не брал: за все должен был отвечать шофер. Как раз в это время я получил гонорар за съемки в фильме 480 рублей, и все деньги ушли на адвокатов, благодаря чему отца не посадили, а дали два года условно.

    - Признайтесь, после съемок в кино, у вас, наверное, не было отбоя от девчонок?

    - Не помню я такого, или не замечал. В то время девочками я еще не увлекался. Первая любовь ко мне пришла в восьмом классе. Ее звали Надя Комаровская – наша первая красавица, умница. Как я ее завоевывал! Поразить особой эрудицией я ее не мог, потому что был лоботрясом, подарками одаривать у меня тоже не было возможности. И я бил морду местным хулиганам, показывая, какой я сильный, таскал ее рюкзак, когда мы с классом ходили в походы, уплывал далеко от берега, чтобы она поволновалась и приносил со дна поросшие илом камушки. Я ради нее даже девятый и десятый класс окончил!

    - Вы хотели бросить школу?

    - В то время слабых учеников после восьмого класса отправляли в ПТУ – стране нужны не только инженеры, но и рабочие. У меня было предписание, идти в столярное училище, а Надя настояла, чтобы я повторно сдал экзамены в девятый класс – она сама со мной занималась. Фактически, Надюша приблизила меня к моей мечте стать актером. После школы я попытался поступить в ЛГИТМИК (Ленинградский государственный институт театра, музыки и кино), но меня срезали на третьем туре, и я пошел в институт культуры имени Крупской. Отучился год. В это время я узнал, что Павел Владимирович Масальский набирает курс в Школе-студии МХАТа – учиться у Масальского было моей мечтой, и я отправился в Москву. Каково же было мое отчаяние, когда я узнал, что экзамены уже закончены – их перенесли на неделю раньше, потому что театр собирался на гастроли в Японию. Когда я приехал, в Школе-студии шло заседание кафедры актерского мастерства – обсуждали набранный курс. Я был в отчаянии, понял, что терять мне уже нечего и ворвался прямиком в кабинет со словами: «Пал Масалич! Я хочу у вас учиться!» Мало того, что я устроил переполох, я еще и перепутал имя педагога. Но, вероятно, то, что я при всех объявил о своем желании учиться именно у него, польстило Масальскому. Мне дали шанс показать себя, и этим шансом я воспользовался. Через десять дней я привез в Москву свои документы.

    - Как вас встретила Москва?

    - Все началось с недоразумения. Накануне первого сентября я приехал в студенческое общежитие. Меня направили в 19-ю комнату, там оказалось еще два парня, тоже из Ленинграда. Мы познакомились, сидим, беседуем. Вдруг открывается дверь, и на пороге стоит молодая, очаровательная девушка. «Я здесь буду жить». Я ей отвечаю: «Замечательно, давайте жить вместе!». Оказалось, что всех Ленинградцев: и парней и девушек поселили в одну комнату. Потом, конечно, разобрались, но шутка оказалась пророческой, позже девушка, которую звали Таней Бронзовой, стала моей женой. Мы учились в одной группе, часто вместе играли этюды, потом оказались в одном театре – во МХАТе, и вот уже тридцать лет вместе. Студенческое увлечение переросло в прочный союз.

    - А как же ваша Питерская любовь?

    - С Татьяной мы стали близки на втором курсе, а весь первый курс я каждый выходной ездил в Ленинград к Наде. На стипендию 25 рублей много не наездишься, приходилось путешествовать «зайцем», в общем вагоне, на третьей полке. Я не мог так сразу оторваться от родного города, в котором осталось все: серые улочки, грязный порт, наш старенький дом, папа с мамой, друзья, любимая девушка… Я страшно тосковал.

    - Чем закончилась этот роман?

    - Ничем. Я же сказал, что на втором курсе я уже вовсю ухаживал за Таней. Так получилось: с глаз долой, из сердца вон. В Москве у меня началась совсем другая жизнь. На втором курсе я устроился работать в метро уборщиком, мыл фойе перед турникетами с двух сторон станции «Проспект Маркса» (сейчас- «Охотный ряд») – возил по полу такую ужасную машину. Я настолько овладел этой профессией водителя… точнее возителя этого агрегата, что выполнял свою работу за час, за что и был переведен начальником с режима работы «через ночь» на режим «каждую ночь». Мне ничего не оставалось, как согласиться, но при условии, что я буду мыть пол только машиной. «Конечно, не давать же тебе тряпку, для этого у нас бабушки есть», - ответил начальник. И я тут же взял грех на душу и сломал одну машину, чтобы мыть только одну сторону фойе. Если всю ночь работать, на любовь времени не останется. За эту работу мне платили 110 рублей, и стипендия 25 рублей – этого хватало, чтобы и поесть хорошо, и за девушками ухаживать.

    - Прежнюю страсть никогда не вспоминали?

    - Почему же? Как-то раз даже пытался ее разыскать. Года два назад был на съемках фильма «Хочу в тюрьму» в Питере. Взял машину, съездил к родителям на кладбище, доехал до гавани, а потом часа три бродил по местам своего детства: подошел к ЕЕ дому, постоял под окном, нашел дерево, на котором когда-то вырезал ее имя – надпись сохранилась и сейчас. Потом узнал, что Надя вышла замуж за летчика и уехала из города. Жаль…

    - Вы трудно расстаетесь с женщинами?

    - Не легко, если, действительно настоящее чувство - долго переживаю.

    - В кино вы чаще всего играете героев любовников, почему?

    - Любовь к противоположному полу, конечно, накладывает свой отпечаток. Вообще, герой-любовник – очень серьезное амплуа, быть убедительным в такой роли сложно. Но если я это слышу от двух милых девушек, значит у меня получается. Я не хочу сказать, что в актерской профессии я всеяден, но я не люблю отказываться от ролей. Если ты говоришь, что эта роль не твоя, значит, ты расписываешься в своей актерской беспомощности. Сделай роль своей – тебя же этому учили. Но если оглядываться на все мои работы в кино, наиболее любимые фильмы – «Криминальный квартет», «Берег», «10 лет без права переписки», «Жених из Майами» - за эти роли мне не стыдно. В последние годы мне очень нравится работать с Анатолием Эйрамджаном, соглашаюсь участвовать в его картинах, даже не читая сценарий. Совершенно неповторимая атмосфера на съемочной площадке – сплошной праздник, как он сам говорит «съемка в стиле Макдональдс – там быстрая еда, здесь быстрая работа».

    - Ваши партнерши, в основном девушки молодые, наверняка, не всем удаются любовные сцены?

    - Ну, это же надо порепетировать, хорошенько…(актер хитро улыбнулся). Помню, однажды мы снимали постельную сцену в фильме «Отцы». По сценарию я должен был взять партнершу на руки, бросить на и постель, а потом с расстояния 2-2,5 метра прыгнуть на нее. Я тогда был помоложе и помощнее. Отрепетировали – все нормально. Снимаем первый дубль: я поднимаю девушку, бросаю, отхожу от постели, чтобы полет был продолжительнее, эффектнее, разбегаюсь, прыгаю… Едва я падаю на партнершу, постель не выдерживает – все четыре ножки ломаются. Смеха было много. Думаю, если бы такая ситуация в жизни возникла, не скоро бы у меня появилось желание вытворять подобные финтили.

    - А как ваша жена относится к подобным сценам? Не ревнует?

    - Ну, что вы? Она же профессиональный человек. Вот, когда со мной случались всякие закидоны, она ревновала. Она же все чувствует, что со мной происходит. Но у нее есть один очень большой талант – она умеет прощать. В этом, видимо, и состоит секрет сохранения семьи – в умении прощать и держаться друг за друга.

    - «Закидоны» и сейчас бывают?

    - Ну а как же. «Седина в бороду, бес в ребро». Сколько вокруг соблазнов! Вы же сами подметили, что мои кино-партнерши молоденькие. Как тут устоять? Помню, был у меня безумный роман с одной актрисой. Я был влюблен в нее головокружительно, да и она, думаю, тоже. Я – женатый человек, она – замужняя дама. Как-то вечером она собралась с мужем в ресторан «Славянский базар» на свадьбу. Мне стало одиноко, и я решил: «А не сходить ли и мне?». Но меня никто туда не приглашал, да и в ресторан в то время попасть было сложно, но мне удалось убедить швейцара меня пропустить. Свадьба проходила в Красном зале за дверью, а обслуживали ее официанты в русских костюмах: красные рубахи-косоворотки, шаровары и сапожки – снуют с подносами туда-сюда. Я одного поймал за рукав, объяснил ему мои страдания и предложил поработать за него. Парень оказался авантюрным, мы поменялись одеждой, и я с подносом вошел в зал… Моя любимая от удивления даже вилку уронила. Самое смешное, что жених меня узнал – в то время я уже активно снимался, - и даже робко поинтересовался, не меня ли он видел в кино. Я помотал головой и ловко умыкнул у него из-под руки тарелку. Зато, какой был вечер: я подливал вино в фужер любимой, с обожанием смотрел ей в глаза, а ее супруг, сидящий рядом ни о чем не догадывался. Это приключение продлило наш роман еще на некоторое время. 

    - Поговаривают, что одно время поклонницы у вашего дома установили круглосуточное дежурство?

    - Была одна сумасшедшая, которая почти два года встречала меня у подъезда. Сначала дарила цветы, потом писала записочки с признаниями, в конце концов, стала оскорблять мою жену, грозила, что обольет ее кислотой. Мы ни на шутку испугались, мало ли что взбредет в ее ненормальную голову. Долгое время сохраняли ее записки с угрозами, но в милицию обращаться не стали – «террористка» сама куда-то исчезла, наверное, новый «объект обожания» нашла. Но свято место, пусто не бывает. На месте одной ненормальной материализовалась другая, которая ездила за мной по съемочным площадкам. Однажды ей удалось пробраться даже в Севастополь, притом, что этот город – закрытый. Я снимался в фильме «Слушать в отсеках», жил в гостинице черноморского флота. Можете представить, какая там охрана? Я себя чувствовал в полной безопасности, открываю дверь номера – она стоит. Выгнал, конечно. Потом оказалось, девушка прикинулась медсестрой скорой помощи: халатик белый, чемоданчик: «Вызов в такой-то номер – сердечный приступ». Когда я был помоложе, среди моих поклонников были даже «представители сексменьшинств» - вот уж кто вел себя примерно: цветочки у служебного входа вручат, автограф возьмут и отойдут в сторонку обожать на расстоянии.

    - Вы категорично настроены против девушек-поклонниц?

    - Ну почему же? Если нормальная девушка… Ко мне на спектакль «Дорогие мои, хорошие» уже несколько лет ходит девушка Оксана, и каждый раз на одном и том же месте сидит, она уже стала моим талисманом. Я себя поймал на мысли, что выходя в зал, ищу ее глазами, поэтому, когда однажды она не пришла, я заволновался. После спектакля она обязательно заходит ко мне за кулисы. Это очень трогательно.

    - Несколько лет назад вы снялись в клипах у Любви Успенской. Ходили слухи, что у вас был роман?

    - Любочка мне очень нравится, как певица, поэтому я и согласился сыграть ее любимого мужчину, но эта «любовь» за пределы съемочной площадки не выходила. Да и когда? Съемки клипа «Карусель» проходили на Шаболовке и длились всего одну ночь, а за шутками и прибаутками вообще пролетели незаметно. Люба – удивительный и добрый человек с тонким чувством юмора.

    - Разнообразие ваших творческих пристрастий поражает, наверняка ваша актерская судьба сталкивала вас с ролями, которые влекут за собой неприятности?

    - Мне кажется, что есть вещи, которые не надо затрагивать. Например, ту же веру. У нас в театре шел спектакль «Демон». Хороший спектакль, сильный, именно поэтому он, наверное, не понравился там, наверху… Погибла главная героиня Лена Майорова, сильно пострадал во время репетиции Вячеслав Невинный, а уж когда погиб главный герой - Сережа Шкаликов спектакль сняли. Необычный случай произошел и с моим спектаклем «Дорогие мои, хорошие» о Сергее Есенине, когда мы сдавали постановку министерству культуры. Там есть эпизод: маленький мальчик, тогда его играл мой сын Вася, выносит жбан с водой, льет мне на руки, и я делаю омовение лица. Непонятно как, в жбане оказался авиационный бензин. Слава Богу, никто не бросил спичку…Говорят, Есенин был шутником…

    - В одном из недавних интервью ваша жена прямо заявила о близких отношениях с Олегом Николаевичем Ефремовым.
    - Я могу вам совершенно откровенно сказать, что под близкими отношениями подразумевается не любовная связь, а духовное родство. Татьяна Васильевна и Олег Николаевич были близки по духу, они мыслили одинаково. Причем, Олег Николаевич был настолько интеллигентным человеком, что сразу подошел ко мне и сказал: «Борь, ну ты же понимаешь, что я не в том возрасте, чтобы заводить интрижки, Татьяна меня интересует ни как женщина, а как человек».

    - У вас были какие-то подозрения?

    - Нет, у меня даже мыслей никаких не возникало. Олег Николаевич не терпел никакого подхалимажа, а Таня единственный человек, который говорил ему все, что думает. Наверное, поэтому она столько лет проработала на должности завтруппой.… С приходом О.П. Табакова ее уволили: новая метла, по-новому метет. Наверное, я бы поступил так же.

    - Естественно возникает вопрос: удобно, когда жена занимает такую должность?

    - Почему-то все думают, что моя жена составляет репертуар, как удобно мне. Ничего подобного, все с точностью до наоборот. Если идет замена спектакля, ей легче поставить меня, мол: «Боря, давай!». «Как же так, Тань, у меня сегодня съемка!» «Ничего не знаю. Ты актер театра, остальная работа второстепенна». Вот такой семейный разговор. 

   - Борис Васильевич, если бы вам представилась возможность создать для себя эталон женщины, этакую куклу Барби для Щербакова. Какой бы она была?

    - Во-первых, блондинка с длинными волосами, не зря же говорят, что «мужчины предпочитают блондинок».

    - Соответственно: голубые глаза, виноватая улыбка, наивный взгляд?

    - Не обязательно наивный. Пусть она будет опытной, лет 25-28. Рост не больше 175, но если меньше 164 – это тоже интересно. Средней упитанности, с бюстом четвертого-пятого размера, но не меньше третьего…

    - Предположим, вы едете на машине, и видите такую девушку…

    - Я увидел однажды такую и попал в аварию - засмотрелся. Это было года два назад. Весна, апрель, солнышко, первые по-настоящему теплые деньки, когда девушки с себя все снимают, и на них приятно посмотреть. Мини-юбки, ножки, улыбки… Я еду по дороге, а по другой стороне этакое идеальное создание порхает. Я к ней взглядом буквально приклеился и вдруг ба-а-бах-х-х! Вроде, ехал не быстро, но несчастную машину, под названием «Ока» так поддел, что она у меня на капоте оказалась, потом отскочила, как мячик и врезалась в автомобиль ГАИ. Слава Богу, все остались живы-здоровы. А «идеальная девушка» тем временем ушла, она и не знала, что из-за нее такая катастрофа произошла. Вот, дурак, надо было бросить автомобильные разборки и догнать красавицу.

    - Вы допускаете спонтанные знакомства?

    - Почему бы нет? Если понравилась девушка, разве можно ее упускать. Все мы люди. Но это не значит, что сразу в постель. Самое приятное - процесс развития отношений – ухаживание, общение! Возвращаясь к вопросу об «идеале» – женщина должна волновать, возбуждать воображение, если она манкая, я могу ей простить все: и глупость, и отсутствие таланта, и многое другое.

    - В таком случае, какими чертами характера она должна обладать?

    - Ну, что мне с ней жить что ли, с этой «Барби»? Идеальные черты характера у моей жены, она понимает меня без слов, каждую минуту знает и мое настроение и мои желания, поэтому мы и живем вместе тридцать лет. У нас с Таней сын Вася, названный в честь моего отца, Татьяна думает, что в честь ее отца, но я –то знаю, что в честь моего. Странное дело, мне 50 лет. Когда мне было 20, пятидесятилетние казались мне безнадежными старцами. Но сейчас я не чувствую, что сильно изменился, или постарел. Думаю, что всегда надо ощущать себя на 20 лет и любить красивых девушек.

Екатерина РОМАНЕНКОВА, Татьяна АЛЕКСЕЕВА



Оценить интервью: 0.00
Для того чтобы писать комментарии, необходимо зарегистрироваться
См. также интервью:
Найти:
выберите из выпадающего списка


Все интервью со звездами
Новости из жизни звезд

19 июля 2012

Фильм об Аврааме Линкольне выйдет в ноябре

Фильм об Аврааме Линкольне выйдет в ноябре

Представители киностудии DreamWorks огласили дату премьеры новой биографической ленты «Авраам Линкольн». Фильм, посвященный 16-му президенту Соединенных Штатов, стартует в мировом прокате 16 ноября текущего года.

Подробнее...

19 июля 2012

Арнольд Шварценеггер нашел новую пассию

Актер Арнольд Шварценнегер больше не скрывает своих отношений с молодой девушкой, чье имя не известно. В ее компании актер появился в ресторане Bagatelle в Западном Голливуде, где для пары был заказан романтический ужин.

Подробнее...

19 июля 2012

Чарли Шин отдал армии миллион долларов

Чарли Шин отдал армии миллион долларов

Актер Чарли Шин удивил общественность решением пожертвовать Армии Соединенных Штатов миллион долларов. Кроме того, Шин обещает перечислять на счет армии один процент от все свои заработков за работу в шоу «Управление гневом».

Подробнее...

18 июля 2012

Джексон снимет дополнение к «Хоббиту»

Джексон снимет дополнение к «Хоббиту»

Режиссер Питер Джексон обрадовал всех фанатов произведений Толкиена, заявив на пресс-конференции в рамках выставки Comic-Con о том, что намерен дополнить «Хоббита» новыми материалами.

Подробнее...

17 июля 2012

Скарлетт Йоханссон – самая высокооплачиваемая актриса

Скарлетт Йоханссон – самая высокооплачиваемая актриса

Скарлетт Йоханссон имеет все шансы попасть в Книгу рекордов Гиннеса как актриса, получившая самый большой гонорар в истории. Подобное денежное вознаграждение в размере 20 миллионов долларов ждет звезду Голливуда за работу над продолжением фильма «Мстители».

Подробнее...

Все новости из жизни Звезд