27.02.2009 18:13
«Балет, зависимость, подобная наркотической»
Звезды: Илзе Лиепа
«Балет, зависимость, подобная наркотической»
  • Илзе Лиепа [увеличить]
Фото

Помните, как у Пушкина: «И быстрой ножкой ножку бьет»... Мы не видим, что там, за кулисами. Не знаем, что ноги могут «сесть». Не слышим стон, стоящий в репетиционных классах Большого. Не подозреваем, что редким бывает спектакль, после которого у актеров нигде не болит. Илзе Лиепа знает это не понаслышке. Она выбрала балет, абсолютно точно понимая, какой адский труд за ним стоит.

Я вообще удивляюсь, что нам удалось встретиться. Гастроли, спектакли, репетиции, встречи, перелеты – и так уже много лет. Я знаю, насколько насыщена сегодня ее жизнь. Все это насущно и важно. Поговорить хотелось о чем-то особенном, а в результате разговор сам собой зашел о балете. Как ни странно.

Илзе, есть в балете место чувственности?

Ты знаешь Сергея Филина? Он прекрасный танцовщик и потрясающе сложенный мужчина. Как-то раз репетировали, и я поймала себя на том, что смотрю на него и с восхищением думаю: «До чего же он хорош! Просто потрясающе красив!» Передо мной стоит практически обнаженный мужчина, а я любуюсь его телом, как совершенным созданием природы, как экспонатом в музее. Я испытываю восхищение, но не вожделение. Но, как правило, никто не обращает на все это внимания – все просто работают. Очень много работают.

Для одних работа – это карьера, для других досадная повинность, а для тебя?

Болезнь. Постоянное самоограничение. Постоянные нагрузки. Часовая гимнастика утром, класс в зале, трехчасовые репетиции, вечером спектакль и наутро опять все тоже самое… Все это выматывает так, что не остается ни сил, ни времени улучить минуту и позвонить родным. Когда вечером ложишься спать, от перенапряжения мышцы непроизвольно сокращаются. Ты пытаешься заснуть, а у тебя вскидываются ноги и руки. Кроме того, редким бывает тот спектакль, после которого ничего нигде не болит. Вроде бы мы все умеем бинтовать ноги, готовить их, греть и разминать тело, но все равно травмы случаются. И тогда кто-то пьет обезболивающее, кто-то заматывает бинтами травмированное место, кто-то делает уколы. Но все знают, что надо просто дожить до момента выхода на сцену. Там все становится неважным.

Истории о том, как балетные ограничивают себя в еде, ни для кого не секрет. Горстка риса в день – это правда?

Я, например, если начинаю есть сверх определенного минимума, толстею. А кто-то может без последствий позволять себе почти все, что захочет. У всех разный метаболизм. Но могу сказать, что мужчинам однозначно тяжелее худеть, вернее – ограничивать себя. Ты можешь себе представить мужчину, который с утра до вечера грызет салатныйлист? Им, чтобы хорошо работать, надо есть. Я помню, как Андрис неделями сидел на сухарях и чае, чтобы сбросить лишние килограммы.

Но это же нездоровый рацион…

А что делать?! Это не просто эстетические нормы. Надо работать, репетировать, а ты тяжелый. Ты на себе таскаешь лишние килограммы, а это дополнительная нагрузка на ноги, сердце.

У тебя никогда не возникал протест против всего этого? Не из-за плохого настроения или от усталости, а осмысленный протест?

Это поразительная вещь. Если бы ты пришла в класс Большого театра, то сама услышала бы стон. «Ну сколько можно?», «Когда же это все закончится?», «Сколько мне еще пахать?» – это звучит там всегда. Но все равно все продолжают делать свое дело. И это не инерция, это зависимость, подобная наркотической. Да, большая часть работы – негативные эмоции и физическая боль. Но постепенно обо всем забываешь. И танцуешь, танцуешь, репетируешь бесконечно. На сцене, в зале, дома, во сне, наяву…

Скажи, танец – осмысленный процесс?

В принципе, танцуешь не столько телом, сколько головой. Постоянно концентрироваться и быть в форме – это не блажь. Мышечная память недолговечна, она держит рисунок роли максимум три дня. Через пять дней без тренировки его уже довольно тяжело восстанавливать, через неделю ты вообще начинаешь с нуля.

Тебе удается абстрагироваться от балета в обычной жизни?

Я не люблю терять время даром, машинально встаю на полупальцы, когда что-то делаю дома на кухне. Или беру специальную резинку и качаю подъем, пока сижу в кресле и смотрю телевизор. Конечно, невозможно вечно стоять у станка, это и не нужно. Но в обычной жизни порой возникает ощущение праздности. Хочется сделать что-то полезное, а не прохлаждаться перед экраном.

Чем танцовщики занимают паузы во время репетиций?

Сейчас не знаю. А раньше, когда я только пришла в театр, будешь смеяться, – вязали.

Вязали? В буквальном смысле?

Да, кто спицами, кто крючком. Часто второй состав в ожидании своей очереди не знает, чем заняться. Читать на репетиции не очень удобно, книжка затягивает, ты уходишь в нее с головой, отвлекаешься, а вязание – идеально. Сидишь, смотришь, ничего не делаешь, а в то же время вроде бы занят.

А ты вязала?

Я – нет. Отец ненавидел две вещи: игральные карты и вязание. Сам не брал в руки ни того ни другого и нам с братом не разрешал. Поэтому как-то не прижилось.

Меня всегда занимало: «талантливый боксер», «гениальный вратарь». Это же оксюморон! Все-таки правильнее соотносить подобные понятия с творческой деятельностью, чем с физической? И в этом смысле – что такое «талантливый или гениальный танцовщик»?

Интересно размышляешь… Мне кажется, отчасти мы заигрываемся в слова. Ставим перед собой тарелку и в сердцах говорим: «Как же я люблю жареную картошку!» Понятно, что подобных чувств мы к картошке не испытываем. Возможно, нечто подобное происходит и в случае с талантливыми вратарями и бегунами. Хотя, ты знаешь, есть в этом что-то такое… Не просто экстраординарные физические данные, а нечто необъяснимое – чутье, например, способность предвидеть, угадать, предвосхитить. Кто-то хорошо сказал про певцов: «Певцы делятся на две категории. Одни – у кого голос есть, но не умеют петь. А другие – умеют петь, но у них нет голоса». Что-то подобное можно сказать и о балетных артистах. Одни имеют отличные данные, но не умеют и не любят работать над собой, к другим природа оказалась менее щедра, но танцуют они потрясающе, на них интересно смотреть. Например, мой отец. Нельзя сказать, что у него были какие-то исключительные данные, сумасшедший шаг или какое-то невероятное вращение. У него было что-то другое. Упорство невероятное. Он добивался фантастических успехов на репетициях. Досконально продумывал шаг, позу, прыжок, момент входа и выхода из пируэта. Он так отрабатывал все это, что на сцене казалось, будто его тело само, безо всяких усилий исполняет сложнейшие движения. И плюс к этому у него была фантастическая энергетика и чувство позы. От него невозможно было оторваться. Есть прекрасные танцовщики, но их исполнение не трогает. Их танец почти совершенен, но безжизненен.

То есть балет – сочетание несочетаемого?

«Союз божественного и земного», драматического исполнения и чистой техники. С одной стороны, танцовщик перевоплощается в Красса или Спартака, а с другой – исполняет массу «трюков». В этих партиях куча двойных ассамбле, двойных туров, разножки бесконечные. Элементы как в спорте – двойной аксель, тройной тулуп, и ты должен все их выполнить. Помимо пресловутого артистизма элементарно должно просто хватить сил. В противном случае ты сдохнешь…

Прямо на сцене?

Да. Человек выдыхается и ничего не может сделать. Как в боксе: пропустил удар, и все… В балете есть выражение «ноги сели», когда от переутомления мышцы становятся такими тяжелыми, что посередине вариации перестают слушаться.

А зрители это видят?

Да, иногда видят. Иногда это даже непрофессионалу бывает заметно. Вообще считается, что на сцене ты в каком-то смысле должен быть как машина. Во всем, что касается техники, не может быть «лирических отступлений», все делается с холодной головой. Иначе невозможно.

Похоже на спорт.

В каком-то, подчеркиваю, каком-то смысле – да. Поэтому и родственники часто ходят на все спектакли. Ведь это не просто представление, это всегда как спортивное состязание, преодоление. И ты не можешь быть вполне уверен, вытянешь ли, выиграешь ли сегодня.

Близкие, если они из «другого мира», вообще понимают, чем вы занимаетесь?

Я однажды позвала своего мужа Славу в зал и говорю: «Мы с тобой столько лет вместе, а ты никогда не видел, как я занимаюсь. Давай я тебе покажу!» И я не просто показывала, я объясняла ему, что и как делаю. Вот я «открываю руку», встаю в позицию, слежу за шеей, за положением опорной ноги, за спиной, за пальцами рук… Слава удивился: «Неужели ты все время обо всем этом думаешь?» Да, я действительно контролирую все, что делаю. Конечно, иногда бывает, что все происходит механически, но тогда возникает ощущение, что ты что-то сделал вполсилы, не выложился. Ты поднимаешь ногу, держишь ее и понимаешь, что можешь еще больше ее вывернуть, еще сильнее вытянуть пальцы, еще выше ее поднять. В этом есть нечто садистское. Ты знаешь, что у тебя это заберет больше сил, но мучаешь себя, понимая, что это и дает тебе удовольствие.

Музыканты часто рассказывают, что ненавидели в детстве сольфеджио. А как балетные относятся к классам?

Эти простые упражнения у станка – первая позиция, вторая, пятая, батман, плие… Их выполняют все и всегда. Самые маститые и заслуженные артисты, легенды и звезды каждый божий день встают к станку и начинают с этих простейших движений. Это необходимо. И когда некоторые танцовщики позволяют себе вольности, отказываются от классов и пренебрегают ими, зачастую расплатой становятся травмы, причем серьезные.

Говорят, все начинается с детства. Если человек поздно понял, в чем его предназначение, у него есть шанс?

Чтобы стать профессиональным танцовщиком? Практически нет. Балету учат примерно восемь лет. Представляешь, мы больше шести лет «ломаем» тело под неудобные и неестественные позиции, осваиваем то, что потом станет основой танца.

Какая бы пламенная мечта ни двигала, например, мной, для меня путь в балет закрыт?

Если взять высококлассных педагогов, заниматься усиленно и самоотверженно каждый день, возможно, через полгода ты добьешься успехов, встанешь на пальцевые туфли, а через год сможешь сделать пару пируэтов.

Всего пару пируэтов?!

И поверь, это будет большим достижением!

Беседовала Этери Чаландзия, журнал «Интервью»



Оценить интервью: 5.71
Для того чтобы писать комментарии, необходимо зарегистрироваться
Найти:
выберите из выпадающего списка


Все интервью со звездами
Новости из жизни звезд

19 июля 2012

Фильм об Аврааме Линкольне выйдет в ноябре

Фильм об Аврааме Линкольне выйдет в ноябре

Представители киностудии DreamWorks огласили дату премьеры новой биографической ленты «Авраам Линкольн». Фильм, посвященный 16-му президенту Соединенных Штатов, стартует в мировом прокате 16 ноября текущего года.

Подробнее...

19 июля 2012

Арнольд Шварценеггер нашел новую пассию

Актер Арнольд Шварценнегер больше не скрывает своих отношений с молодой девушкой, чье имя не известно. В ее компании актер появился в ресторане Bagatelle в Западном Голливуде, где для пары был заказан романтический ужин.

Подробнее...

19 июля 2012

Чарли Шин отдал армии миллион долларов

Чарли Шин отдал армии миллион долларов

Актер Чарли Шин удивил общественность решением пожертвовать Армии Соединенных Штатов миллион долларов. Кроме того, Шин обещает перечислять на счет армии один процент от все свои заработков за работу в шоу «Управление гневом».

Подробнее...

18 июля 2012

Джексон снимет дополнение к «Хоббиту»

Джексон снимет дополнение к «Хоббиту»

Режиссер Питер Джексон обрадовал всех фанатов произведений Толкиена, заявив на пресс-конференции в рамках выставки Comic-Con о том, что намерен дополнить «Хоббита» новыми материалами.

Подробнее...

17 июля 2012

Скарлетт Йоханссон – самая высокооплачиваемая актриса

Скарлетт Йоханссон – самая высокооплачиваемая актриса

Скарлетт Йоханссон имеет все шансы попасть в Книгу рекордов Гиннеса как актриса, получившая самый большой гонорар в истории. Подобное денежное вознаграждение в размере 20 миллионов долларов ждет звезду Голливуда за работу над продолжением фильма «Мстители».

Подробнее...

Все новости из жизни Звезд