Амадей

Amadeus
Исторический / Биографический, США, 1984, 155 мин.
Призраки Гойи

 "Скромное обаяние инквизиции"  привлекает к себе живейший интерес всего человечества и в различных вариациях воплощается в искусстве. Испанская религиозно-карательная система имеет самую дурную репутацию и благодаря этому многие годы  обеспечивает современный кинематограф зрелищными сюжетами, замешанными на истории и крови. «Инквизиция» Лючио Фульчи (1968), «Колодец и маятник» Стюарта Гордона (1991), «Инквизиция» Джека Эмери (2002) и в продолжение темы «Призраки Гойи» Милоша Формана (2006). Смысловой  диапазон картины  знаменитого чешского режиссёра гораздо шире, чем у предшественников: его инквизиция - всего лишь один из многих жерновов безжалостной истории, перетирающих людей в пыль.
 «В Испании времён Гойи я искал эхо своей жизни при нацистах и коммунистах» - заявил Форман. Действительно, искалеченные судьбы героев картины «вписываются» в любую эпоху политических переворотов и войн. Видимо, поэтому образы невинной жертвы Инесс и беспринципного злодея Лоренцо выглядят несколько схематичными – они всего лишь призраки, но не Гойи, а самого Формана. Персонажей, мастерски исполненных Натали Портман (в одной картине актриса играет сразу 2 роли) и  Хавьером Бардемом никогда не было, а был лишь Гойя (Стеллан Скарсгаард).  Но испанский художник важен не как личность со своей историей, а как беспристрастный фиксатор, зрящий в корень вещей (вспомним гравюры бесов-священников и портрет королевы Испании).  Тем не менее, по сюжету Гойю постоянно упрекают в «придворности» и служению моде. Подобное обвинение после премьеры картины услышал и Милош Форман.
Известного нонконформиста, подарившему зрителям «Пролетая над гнездом кукушки» и «Амадея», обвинили в подражании Голливуду. Действительно, в «Призраках Гойи» есть все ингредиенты массового кино: интрига, предательство, любовно-драматический сюжет на фоне кровавых событий, «наказание злодея», яркие картинки жизни при дворе и казни на площади, но это не всё! За идеально воплощенными канонами кассового кино отчётливо виден создатель, ненавидящий систему, ломающую жизни людей.
На смену дерзкому МакМёрфи, остервенело душащему медсестру, пришла Инесс, беспомощно молящая о пощаде. Такие разные, они – грани Формановского взгляда на прошлое и настоящее. "Я всегда буду болеть за тех, кто дерется за справедливость и за честность. Но одновременно я осознаю, что в этой битве никогда нельзя победить. Но нельзя и поддаться, иначе зло и глупость нас задушат".

10.01.2012 08:38 1206
Для того чтобы писать рецензию, необходимо зарегистрироваться

Реклама