Бесславные ублюдки

Inglourious Basterds
Военный, США, Германия, 2009, 148 мин.
«Бесславные ублюдки» глазами Александра Дьякова

Кудесник волшебного аттракциона демонстрирует зрителю увлекательное зрелище, что два с половиной часа промелькнули, словно один миг. Чем развлекают нас? – Насилием, когда проливают кровь, снимают скальпы, и живые персонажи постепенно превращаются в симпатичные трупы, не теряя своего очарования даже после смерти.  

«Бесславные ублюдки» – это блестящий графоманский почерк Тарантино во все его красе, который уверенной походкой безответственного гения выметает за кулисы все возможные человеческие добродетели. Для Тарантино нет истин и каких-либо заповедей, кроме страсти целлулоида и личных амбиций, поэтому он под оглушительные аплодисменты зрительного зала задает риторический вопрос: «Не убий? Какая чушь! Почему бы и нет, если это смешно и красиво…»

Безусловно, Тарантино прав в том, что порой самые значительные события истории напоминают ритуальный фарс без правых и виноватых, а война и все, что ее сопровождает – это бессмысленный и беспощадный выплеск человеческой природы. В то же самое время к постановщику никогда нельзя было применить нормы морали (впрочем, этого от него никто и не требовал), как и не обосновать ему сейчас претензии приверженцев исторической правды.

Получается парадокс: Тарантино – художник вне закона, при этом он сам имеет полное право оказывать непосредственное влияние на закономерности социально-культурной жизни. Что бы не утверждал сам Квентин, его «Бесславные ублюдки» - это политический фельетон, который сообщает доверчивому зрителю, что надо научиться не волноваться и полюбить атомную бомбу. Кто из малышей 2009 года рождения последний в очереди на звание героя будущей войны?..                       

Такое заумное и намеренно претенциозное все вышесказанное мог выдумать после сеанса только кинокритик, который считывает механизмы разворачивающегося между строк нарратива (о, это опять для красного словца). Классический зритель жаждет развлечения, и теперь у Тарантино главным развлечением стала вторая мировая война. Советские бескровные комедии «Антоша Рыбкин» (1942) или «Крепкий орешек» (1967) скромно потупились в сторонке.   

Зритель – это большой ребенок, что бы не утверждали ученые мужи, и этот постулат подтвердит любой голливудский продюсер. Аргументы, что «Бесславных ублюдков» нельзя воспринимать серьезно (это же Тарантино!) верны по своей сути, но они не отменяют обывательского отношения к войне как естественному процессу жизни общества, поддержанному «типовыми моделями современного ТВ».

Доверие к войне – это процесс, который культивируют многие режиссеры как в Голливуде, так и в России («Олимпиус инферно»), но им, право, еще так далеко до шедевра Советского периода – «Если завтра война» (1938). Документальных лент обществу никак не хватает, и оно совершенно не против сделать войну максимально художественной.

А впереди на лихом коне скачет Квентин Тарантино.

Александр ДЬЯКОВ

19.08.2009 18:00 0
«Бесславные ублюдки» глазами Ирины Голосовой

Самый длинный, ироничный и жестокий фильм Тарантино. Опять льется кровь мощными брызгами,  летят размозженные головы и показывают срезанные скальпы крупным планом. Только если  раньше убитых по его придумке хоть немного можно было жалеть и даже оправдывать, то сейчас, когда речь идет о нацистах и холокосте, кровавой задумке режиссера только поддакиваешь: «так его, так, гниду фашистскую». Хорошо, что фашистов ненавидят все (кроме, конечно, них самих), поэтому фильм о 40-х не может быть непопулярным. Особенно в России.

Но эта ненависть только для начала, потому что потом Квентин традиционно начинает ненавязчиво крушить стереотипы. И выходит известная тарантиновская история: во-первых, опять нет плохих и хороших, и соответственно первые не обязательно получают по заслугам (например, всех доставший Ланда). Во-вторых, несмотря на четкий военный сюжет, «Бесславные ублюдки» вовсе не о войне (все происходящее – явное воображение режиссера). В-третьих, опять не стыдно ржать в голос, даже когда летят ошметки человеческого мяса, когда кулак засунут в глотку по самые гланды, и один живой человек сосредоточенно снимает скальп с другого живого человека.

Тарантино всегда был ироничным циником, но идти дальше, чем в «Бесславных ублюдках», просто некуда. Ирония начинается с названия, которое Тарантино умышленно исказил и кончается Гитлером, который, словно в российской кинопародии «Гитлер, капут» - приговоренный идиот, стреляющий жвачку у собственных охранников. Вдобавок Геббельс плачет навзрыд от похвалы начальника. Но в отличие от вышеупомянутой отечественной стряпни, у Тарантино юмор тонкий, качественный и злой – как раз тот случай, когда «и смех и грех».

Чего только стоит отряд сюжетообразующих «ублюдков»: лейтенант Альдо Рэйн (голливудский красавчик Питт) с мини-усиками, ювелирно вырезающий свастику мясным ножом на лбах фашистов, солдат Жид-Медведь с взглядом гопника и бейсбольной битой в руках, сержант Хуго Штиглиц, имени которого достаточно для того, чтобы его запомнить и полюбить, и еще парочка еврейских мстителей с милыми, но тупыми физиономиями.

И все это идет параллельно с правдивым и действительно жестоким сюжетом, не уступающему по накалу, например, тому же «Пианисту», который также о евреях и их борьбе (и снимался, кстати, на той же студии Бабельсберг в Берлине), где нашлось место даже безответной любви немца к еврейке. В эту же кучу - трэшовые приемчики, из которых Тарантино умудрился сделать «конфетку»,  - например, «документальная» съемка мальчика, провозившего в 40-е годы пожароопасные бобины в трамвае и музыкальное оформление фильма - «На память Элизе» Бетховена - и прочей трогательной инструменталки, сопровождающей нетрогательные жестокости.

К тому же Тарантино не устроил исторический факт, что на самом деле фюрер не побрезговал жалким самоубийством, поэтому в «Бесславных ублюдках» он погибает намного героически. Впрочем, истории в «Ублюдках» намного меньше, чем иронии и жестокости. Но согласитесь, кто не любит иронию и жестокость, тот Тарантино не смотрит. Слава Богу, скальп за это еще не снимают.

Ирина ГОЛОСОВА

19.08.2009 18:03 1
«Бесславные ублюдки»: Гитлер в штаны наложит

Одна из характеристик творчества Тарантино, что любой фильм этого гения 90-х немыслим без контекста низкого жанра – будь то гангстерские разборки, бульварные сюжеты, японская манга или спорткары 70-х. В этом смысле «Ублюдки», прикрытые поп-жанром спагетти-вестерна, на деле бьют куда больнее предыдущих фильмов режиссера. Пока еще священная тема Второй мировой у Тарантино получает по истине дерзкую интерпретацию. Но как водится, это все шутка – беззубая, но смешная шутка.

Однажды в оккупированной нацистами Франции немецкий полковник Ганс Ланда (блистательная роль Кристофа Вальца), он же охотник на евреев, он же мерзкий полиглот заезжает на ферму француза, который укрывает в своем погребе беглых семитов. Расстреляв деревянный настил, Ланда забавы ради оставляет в живых молодую Шошанну (Мелани Лоран), которая, сбежав в Париж, будет вынашивать огнеопасный план мести.

Этим же занимаются и шестеро американских евреев-партизан под предводительством лейтенанта Альдо Рэйна (усатый Брэд Питт). Прозванные за извращенный подход к делу «ублюдками» они пробираются вглубь Европы, срезая в качестве трофеев скальпы нацистов. Некоторых они отпускают, правда, вырезав на лбу аккуратную свастику. Встретившись с Шошанной в Париже, ублюдки тоже хотят кровавого правосудия. На ту беду рядом оказывается Гитлер, который, что называется, попадает под горячую руку.

То, что Тарантино потянуло на главное событие XX века, уже странно, поскольку режиссер всегда прекрасно себя чувствовал во вселенной безобидного entertainment’а. И тут, подбираясь к полтиннику, решил высказаться на ряд неблизких тем. Высказывание, впрочем, вышло уморительным бредом, как если бы его выпалил Мальчиш-Кибальчиш, посмотревший «Хищника» и принявший иудейство. В этом смысле «Ублюдки» - великолепный цирк о войне, которая могла бы быть.

По-хорошему война тут вообще не при чем, поскольку все два с половиной часа экранного времени – это несколько затянувшихся камерных сцен – на ферме, в лесу, в ресторане, в пивной. Есть еще сцена в кинотеатре, но это безумие требует отдельного разговора. Каждая сцена – самостоятельный скетч, от которого глаз не оторвать. Все это дико увлекательно и по-тарантиновски остроумно, только это все истории из сюжетов бульварного чтива, и зачем нужен Третий рейх не совсем понятно. Переоденьте героев в бешеных псов, замените глоки на беретты и разница будет минимальна – те же мужики будут пить пиво, наставив под столом стволы на яйца друг друга.

«Ублюдки» - это еще, пожалуй, и самый кинематографичный фильм Тарантино. Помимо того, что кульминация происходит в кинотеатре под хруст горящей кинопленки, которая оказывается посильнее «Фауста» Гете, «Ублюдки» изобилуют отсылками к довоенному кино. Синефил Квентин обставил все киноафишами, в каждом эпизоде упоминаются то Г.В. Пабст, то Рифеншталь, один из героев оказывается кинокритиком, а фраза «Я француженка и мы уважаем любых режиссер» - просто признание в любви десятой музе.

И все это проделывается на четырех языках, с которых герои прыгают туда-сюда, лучше всего, конечно, это удается Вальцу, который тут играет ходячую мизантропию. Но казнить публично его не станут, просто разыграют очередную гаденьку шутку, каковой фильм и является.

Александр ЗУБКОВ

19.08.2009 12:02 0
Для того чтобы писать рецензию, необходимо зарегистрироваться

Реклама